№37
    
 
 

 


 
Александр Невзоров

Другие публикации этого раздела

 http://obivatel.com/artical/173.html

http://obivatel.com/artical/184.html

http://obivatel.com/artical/178.html

http://obivatel.com/artical/213.html

http://obivatel.com/artical/247.html

http://obivatel.com/artical/236.html

http://obivatel.com/artical/262.html

http://obivatel.com/artical/283.html

http://obivatel.com/artical/306.html

http://obivatel.com/artical/317.html

http:/obivatel.com/artical/325.html

http://obivatel.com/artical/341.html

http://obivatel.com/artical/364.html

http://obivatel.com/artical/372.html

http://obivatel.com/artical/384.html

http://obivatel.com/artical/425.html

http://obivatel.com/artical/441.html

http://obivatel.com/artical/447.html

http://obivatel.com/artical/459.html

http://obivatel.com/artical/473.html

http://obivatel.com/artical/485.html

http://obivatel.com/artical/500.html

http://obivatel.com/artical/524.html

http://obivatel.com/artical/564.html

http://obivatel.com/artical/571.html

http://obivatel.com/artical/589.html

http://obivatel.com/artical/605.html

http://obivatel.com/artical/631.html

http://obivatel.com/artical/649.html

http://obivatel.com/artical/657.html

http://obivatel.com/artical/670.html

http://obivatel.com/artical/687.html

http://obivatel.com/artical/710.html

http://obivatel.com/artical/721.html

http://obivatel.com/artical/728.html

http://obivatel.com/artical/742.html

http://obivatel.com/artical/754.html

http://obivatel.com/artical/772.html

   










Яндекс цитирования







       

 

«ЕЩЕ НЕ РАССТРЕЛЫ, НО ВСЕ ВПЕРЕДИ»

 «Невзоровские среды» от 2 июня 2021 г.

О.ЖУРАВЛЕВА ― Всем привет! Это снова мы – Ольга Журавлева из Москвы, а из Петербурга – Александр Невзоров. Здравствуйте, Александр Глебович!

А.НЕВЗОРОВ ― А ты знаешь, откуда я?

О.ЖУРАВЛЕВА ― Из «Гельвеции».

А.НЕВЗОРОВ ― Совершенно верно. Вот в «Гельвеции». Я сижу и принюхиваюсь. И не понимаю. Вот здесь Юнис, который владелец «Гельвеции». Юнис, кто сидел в моем кресле?

О.ЖУРАВЛЕВА― Боже мой! И поломал его?

А.НЕВЗОРОВ ― Кто сидел? Я подозреваю, что сидел Чубайс. Его пугали. Судя по всему, сильно… Вот им как медом намазана эта «Гельвеция», всем участникам Петербуржского экономического форума, и все они вместо того, чтобы тусоваться там, тусуются здесь, демонстрируя все виды крупной, мелкой лжи, лицемерия, желания партнерам, чтобы они сдохли, которое читается в глазах. Но это ладно. Спасибо, что не сажали Лаврова в мое кресло. Потому что очень мне понравился пассаж Лаврова на этой неделе, когда он вдруг, а он вообще похож на хорошо эпилированного кота обезумевшего, и он вдруг выкатил НАТО предъяву по поводу того, что вот он чувствует и понимает, что у НАТО есть какие-то злонамеренные планы в отношении России, потому что НАТО все ближе и ближе. И вот чего это они тут кучкуются у границы? Что они все тут в своих касочках собрались вокруг России?

Вот примерно так же на этой неделе такое же абсолютно недоумение выказывал пьяный маньяк Болков, который в Екатеринбурге затеял стрельбу с балкона и ухитрился пострелять довольно много народу. Он тоже увидел СОБР, увидел полицейские подразделения, оцепившие дом, из которого он расстреливал прохожих. Тоже начал возмущаться и недоумевать, а чего это они все здесь собрались в своих касочках и бронежилетиках? Чего это они все здесь хотят? Вот мало места им, что они все пришли в мой двор? Он тоже подозревал – Болков, – что у этих ребятишек в бронежилетах в отношении него какие-то злонамеренные планы и тоже удивлялся, вероятно. И, как выяснилось, его подозрения были не напрасны.

Вот Россия так долго мечтала казаться опасной, страшной и невменяемой, она так хотела стать пугалом и так много для этого сделала, что дождалась НАТО у самых границ. И ей, наконец, поверили, что она такая страшная. И непонятно, что в этой ситуации смущает Лаврова?

Еще мне очень понравилось, что все практически сейсмические станции России зафиксировали на этой неделе дикую дрожь со стороны Беларуси. Это колбасило Лукашенко. Дело в том, что этот тип получил приглашение в Крым от Путина. И лететь ему пришлось бы, если бы он принял это приглашение, а он принял, – лететь ему придется над Украиной. А у Украины тоже есть небо, истребитель, диспетчер и телефонный аппарат. И вот больше ничего для принудительной посадки любого пассажирского самолета, собственно, не требуется.

И, как выяснилось, этот финт с принудительной посадкой, он доступен абсолютно любому идиоту, у которого есть истребитель. Самолет сажается, а потом из этого самолета либо за ухо, либо за ус извлекается нужный пассажир. И у Лукашенко, конечно, не зря играет очко. Я не думаю, что Зеленский на это решится, но он мог бы посадить этот аэроплан с Лукашенко на любом украинском аэродроме. Это был бы очень красивый трюк, и никакой войны, кстати говоря, в результате этого не было бы, потому что Минск мгновенно бы утонул в ликующем карнавале, где сплелись бы все – и бывшие омоновцы, и протестанты, министры и бизнесмены. Это был бы месячный карнавал счастья, а мир бы ржал от этой ситуации. Единственно, кого жалко, это дезинфекторов, которым пришлось бы основательно обрабатывать салон после того, как оттуда вывели бы Лукашенко.

Оля, я еще начинаю любить своих подписчиков.

О.ЖУРАВЛЕВА ― Да что вы?

А.НЕВЗОРОВ - Да. Это странное событие произошло. Они мне все больше начинают… я серьезно говорю. Я бы, конечно, украл эту остроту, но ее украсть невозможно, потому что автор ее прямо в комментариях расположился. В эту жестокую пору (вот Женя Ройзман уже сообщил, что у него рюкзачок собран, телефоны все побиты, симки уничтожены), в эту пору подписаться на «Невзоров ТВ» – это вообще большое мужество. Вот кто-то в комментариях, по-моему, к последнему «Наповалу» замечательно написал загадку: «Чем отличается Настя Рыбка от Саши Лукашенко? Только ценой. Потому что Рыбка на яхте у Дерипаски не смогла заработать 500 миллионов долларов, а Лукашенко на яхте у Путина каким-то образом смог».

О.ЖУРАВЛЕВА ― Профессионализм, что вы хотите?

А.НЕВЗОРОВ - Нет, это не профессионализм, это действительно чисто такой воспитанник уже невзоровский настоящий. Я горжусь теперь своими подписчиками. Этот кошмар и генерирует, и поддерживает сам народ, и это он формирует из России агрессивное пугало.

Ты знаешь, что у нас был День защиты детей, Оля, вчера, очень пафосно и очень трогательно отмечавшийся. И надо сказать, что этот день, который имеет значение не столько для самих детей, сколько для детей, которые стали повзрослее, которые начали что-то понимать. И вот, например, 12, 13… 14 лет – это очень сложный возраст, и детей надо, что называется, защищать прежде всего от самих себя. И вот в СССР, о котором сейчас все так любят поговорить, дети были очень надежно защищены от самих себя.

Вот на досуге поднимите постановление №3/598 СНК СССР. Называется оно: «О мерах по борьбе с преступностью несовершеннолетних». Советский закон разрешал расстреливать детей с 12 лет с 35-го года. То есть это авторство Сталина, разумеется, хотя подписано Молотовым и всесоюзным старостой Калининым. Причем за все что угодно - от растаскивания вагонов до заболевания венерической болезнью – за это тоже расстреливали 12-летних. Это к вопросу о защите детства в том СССР, которой сейчас всем кажется такой землей обетованной и таким местом, где обитают только мечты.

Кстати, пришел вопрос. Сразу отвечу. Про детей и слезинки, про то, как надо к этим слезинкам относиться. Пришел вопрос по поводу Достоевского. Я искренне совершенно убежден, что это совершенно занудный пафосный бред, на который точно не стоит тратить время. И я подозреваю, что примерно то же самое думают все, но просто не решаются сказать. И если бы Федор Михайлович, маньяк и педофил, не стал в свое время проектом Третьего отделения, который был предназначен для борьбы с атеизмом, дарвинизмом, просвещением – потому что можно посмотреть даты выходов его романов: они четко приурочены к тем или иным выходам книг Дарвина и других просветителей Запада. Вообще, если бы не было в свое время в проект вложено столько и столько страсти, чтобы убедить все, что это и есть гений, то, вероятно, он мало бы котировался и сегодня, примерно так же, как все скучные литераторы того времени.

О.ЖУРАВЛЕВА ― Я хотела вернуться к защите детей. У нас перед днем защиты детей одна фирма, которая производит всякую бытовую химию, выбирала самый худший школьный туалет России. Все повеселились, все поглядели. Победитель получит ремонт этого самого туалета. А потом настал день защиты детей и, наконец, вопросами детства занялось Минпросвещения. И что они пообещали к 2024 году в школах?

А.НЕВЗОРОВ ― Они пообещали сделать из этих туалетов театры.

О.ЖУРАВЛЕВА ― И спортклубы.

А.НЕВЗОРОВ ― И главные роли, вероятно, будут отведены унитазам. Мне не понравился этот конкурс, потому что он целиком лицемерен. Все самые настоящие школьные гальюны, там, где нет канализации, не были представлены. Понятно, что эта милая контора просто не берется поправлять такое, и что они готовы навести только некий марафет…

О.ЖУРАВЛЕВА ― Что бы там было что-то хотя бы. Александр Глебович, еще один нюанс вы заметили? Была такая публикация, кто-то тщательно подсчитал, чуть ли не Шпилькин великий, что коррелируются наиболее чудовищные эти туалеты, которые победили в конкурсе, с теми школами, которые лучше всего голосовали за Конституцию.

А.НЕВЗОРОВ ― Я думаю, что если мы исследуем еще более очковые школы, еще более безнадежные сортиры, мы увидим цифры еще выше. У нас, Оля, есть запреты. Их много, их много новых.

О.ЖУРАВЛЕВА ― Это наша рубрика: «Новости запретов».

А.НЕВЗОРОВ ― Есть такой… который должен вроде бы защищать бизнес. И вот вдруг – я не знаю, с какого перепугу его прорвало, – он решил запретить в России самогонные аппараты.

О.ЖУРАВЛЕВА ― Точнее, их открытую продажу. Подпольную оставить.

А.НЕВЗОРОВ― То есть вообще, по сути дела, привести к запрету самогонных аппаратов. А это самый главный символ народной самостоятельности. Потому что те герои 91-го года, августа, они ведь гибли и за право установки самогонных аппаратов тоже, потому что это казалось невиданным проявлением свободы и дерзости. В СССР за эти самогонные аппараты давали огромные сроки. И то, что было отвоевано в августовские дни 91-го года, потом закреплено в 93-м, во многом это касалось именно самогонных аппаратов. Это было символом независимости от алчного, порочного и очень глупого государства.

Потом еще один замечательный запрет, который мне очень лично понравился. Необходимо запретить, и, вероятно, это осуществится, – кока-колу, батончики «Марс» и всё, что касается продукции фирмы «Нестле».

О.ЖУРАВЛЕВА ― Как нездоровые продукты.

А.НЕВЗОРОВ ― Почему? Это не соответствует генетической памяти россиян. Они вообще очень любят все поговорить о генетической памяти, причем чем меньше человек имеет представления о законах генетики, тем больше он любит поговорить о генетической памяти. А автором этой инициативы является Онищенко, у которого познания в области генетики, судя по всему, строго нулевые.

Ну вот по мысли этого мечтателя всё должно вернуться в рамки генетически проверенного советского питания, которое было очень важной скрепой, очень важным идеалом. Оля, как ты знаешь, я величайший специалист по части советского питания.

О.ЖУРАВЛЕВА ― Позднесоветского, я бы сказала.

А.НЕВЗОРОВ ― Такого количества репортажей и материалов, какое в свое время сделали «600 секунд» об этом, о советском питании, что дало мне возможность изучить его во всех нюансах, наверное, не сделал никто. И вот я могу сказать, что батончики «Марс», их тлетворность – это все-таки менее вредная штука, чем тухлые свиньи в гуляшах, рагу, в прочей дряни.

Я помню материал, с которого вообще началась настоящая большая слава «Секунд», когда усеянный гнилыми, зелеными уже свиньями мясокомбинат в Ленинграде готовил эти туши для переработки на зельц и на колбасу. Они были все очень основательно протухшие, но они все шли в народное питание. И тогда этот материал поставил на уши и вызвал практически бунт в городе. И все секретари обкомов и горкомов летели со своих мест. Ну у меня началась тогда долгая война с мясокомбинатом. И у меня появилась возможность выяснить, что такое было советское питание. Причем это был Ленинград, это была не какая-нибудь Верхнежопинка, это был Ленинград с призовым знаменитым мясокомбинатом.

Я помню, мы туда проникали по-всякому. Мы ломали автомобилем шлагбаум. Мы перебирались через забор. Мы переодевались «Скорой помощью». Я изучил там все. Я помню визит ночью в колбасный цех. Там такие, диаметром, наверное, метров семь, огромные чаны с так называемым «первым сосисочным замесом». Этот первый сосисочный замес разгоняется до большой скорости и переходит под нож второго сосисочного замеса. И первый сосисочный замес был целиком покрыт черной, шевелящейся, голохвостой писклявой массой крыс. И этот вид замеса начинал движение энергичнее, и тогда эти крысы втягивались в эту сосисочную массу, чтобы замеситься в ней вместе со своими лапками, оскаленными зубками и уйти в следующую мясорубку. Разумеется, там оставались какие-то крупные фракции: кусочки шкуры, коготки, лапки, зубки, которые потом служили украшением уже для отдельных сосисок.

Я помню, например, прекрасные советские конфеты. Мы делали очень много репортажей по этому поводу. Вот в этих роскошных конфетах можно было найти окурки, пионерские значки, обрывки фольговых пробок от портвейна, ногти, как в виде обстрига, так почему-то и целиком. И до сих пор для меня осталось только загадкой, как в конфете могли оказаться человеческие зубы. Если бы она была кусанная – всё понятно, но она была в девственной шоколадной глазури. Несколько было конфет. То есть принесли целую партию, и в пяти или шести из них обнаружились человеческие зубы.

Потом еще был уникальный по своему вкусу советских хлеб. Этот хлеб имел непередаваемую гамму вкусов, неповторимую. Вот сейчас его не воссоздать. Дело в том, что в этом хлебе был очень высокий процент голубей. Вот кто снимал когда-нибудь на элеваторах, видел эти тоже огромные чаши, многотонные чаши зерна, которые уходят под своей тяжестью в нижние жернова и, разумеется, на этом зерне сидит опять-таки толстенный слой голубей. Они все абсолютно смертники. Потому что масса оседает неравномерно, возникают всякие водоворотики, бурунчики в этом зерне. И туда один за другим исчезают голуби. Но там жернова, и эти жернова перемалывают голубей вместе с их клювами, какашками и перышками в голубиную муку. Эта мука смешивается с пшеничной или с ржаной и, благодаря тому создается уникальный, неповторимый, неподражаемый вкус советского хлеба.

То есть мы понимаем, что советские продукты обладали совершенно невероятными качествами. И это, еще раз повторяю, Ленинград, это Петербург, это один из главных городов страны.

И вот наш режимчик, который все больше и больше увлечен массовыми репрессиями, он, по-моему, мечтает вернуть страну именно к этому идеалу. И да, всех выкашивает, действительно. И вот, что называется, жуть стала лучше, жуть стала веселее. Причем уже всем понятно, что бояться бессмысленно, потому что кем бы ты ни был, что бы ты ни делал, придут все равно. И сейчас мы видим, как на карте с огоньками гаснут последние огоньки мысли, закрываются редакции хороших новостных порталов, которые были чуть-чуть не так лояльны, чисто оппозиционными. Разумеется, бедняга Пивоваров, который угодил под арест, и бедняга Гудков – это тоже весьма и весьма условные оппозиционеры. Но гребут всех.

И совершенно неправильно думать, что это перед выборами некая зачистка, а потом все эти государственные вампиры вдруг порозовеют, смоют трупные пятна, сходят к дантистам, удалят вампирские клыки и станут какими-то другими людьми. Вот абсолютно надеяться на это не надо. ДАВИЛЬНЯ НЕ ПРЕКРАТИТСЯ. СОЗДАН ЭТОТ АБСОЛЮТНО ИЗБЫТОЧНЫЙ, ГИГАНТСКИЙ НЕПОДРАЖАЕМЫЙ ДАВИЛЬНЫЙ ВСЕГО ЖИВОГО АППАРАТ, КОТОРЫЙ ПЛОДИТ И ПЛОДИТ УГОЛОВНЫЕ ДЕЛА, ПЛОДИТ И ПЛОДИТ ОБЫСКИ… ЕЩЕ НЕ РАССТРЕЛЫ, НО ВСЕ ВПЕРЕДИ.

Во-первых, потому что ничего больше эти люди делать не умеют, а послужить отечеству им хочется, я их понимаю. И они, кстати, избрали абсолютно верный путь, потому что этому отечеству только таким образом служить и можно. Это действительно страна посадок, страна пыток, страна опричнины, страна ГБ, а всё остальное население для того, чтобы гэбэшникам было бы кого пытать и кем заниматься. Просто надо это понимать. Вся эта ахинея, она материализуется и становится для нас для всех правилом жизни. Такое перепроизводство уголовных дел, перепроизводство репрессий.

Представь себе, Оля, открылось 10 тысяч заводов по производству резиновых вагин и резиновых задниц. Вот овладели бы этой технологией. И тогда это было бы везде. Резиновые вагины были бы в трамваях, они лежали бы кучами на улицах, они были бы везде. Вот это перепроизводство насилия, перепроизводство репрессий мы видим сейчас то же самое. Потому что очень смешно, конечно, когда все думают, что сейчас передавят всякую либеральной мерзость…

О.ЖУРАВЛЕВА ― И заживем.

А.НЕВЗОРОВ ― И затем эти люди обнимутся – палачики – распрощаются и уйдут в чеканщики, в водители, в фельдшера. Ничего подобного.

О.ЖУРАВЛЕВА ― Надо же еще велосипедистов репрессировать. Нет-нет, еще много перспектив. А вы знаете, какой еще интересный момент, Александр Глебович? Вот сейчас, когда вы говорили о разрешении, приказе расстреливать детей с 12-летнего возраста за определенные преступления, нам тут же написали: «Я жила при СССР и ничего подобного не помню».

А.НЕВЗОРОВ ― Ну, ее не расстреляли, поэтому она и может написать сегодня. Логическая связь элементарна.

О.ЖУРАВЛЕВА ― Я на всякий случай обращаю ваше внимание, что речь идет все-таки о довольно давних… Если бы вы жили в 30-е годы, может быть, вы действительно, не помните, давно живете.

А.НЕВЗОРОВ ― Но, тем не менее, это было абсолютной нормой.

О.ЖУРАВЛЕВА ― Но не до 80-х, чуть раньше закончилось.

А.НЕВЗОРОВ ― Не до 80-х, разумеется. НАДО ПОНИМАТЬ, ЧТО ЕДИНСТВЕННЫЙ ПРОДУКТ, КОТОРЫЙ МОЖЕТ ПРОИЗВОДИТЬ РАЗВИТОЙ ПУТИНИЗМ – ЭТО ПОСАДКИ НЕВИННЫХ, ОБЫСКИ, ДОПРОСЫ С ИЗБИЕНИЯМИ, С УНИЖЕНИЯМИ.

О.ЖУРАВЛЕВА ― Я как раз говорила о том, что люди, сейчас живущие, ничего такого не замечают.

А.НЕВЗОРОВ ― А очень многие люди жили и не замечали. Очень многие люди в нацистской Германии не знали про лагеря, им не показывали эти шеренги трупов. Очень многие, кто не верил. Я могу вам сказать, что когда всю эту либеральную мерзость уничтожат, то те, кто сейчас верещат в оргазмическом счастье – ты посмотри, сколько в них огня, сколько радости, сколько жизни в пропагандонах, которые рассказывают об арестах Гудкова или того же самого Пивоварова, – они тоже будут перемолоты.

О.ЖУРАВЛЕВА ― Как тот же Ежов, простите.

А.НЕВЗОРОВ ― Я не удивлюсь, если через пару лет будут мелькать видосики, как Рудольфович Соловьев прячется в большой доброй Альбац, чтобы согреться в лагере. А Скабеева из одного котелка чайфирит с Женей Ройзманом. Вот не буду я удивлен.

ДИКТАТУРЫ НИКОГДА НЕ БЫВАЮТ БЛАГОДАРНЫ ЗА ВЕРНОСТЬ. ЭТО ИЛЛЮЗИЯ. ОНИ ВСЕГДА, СОЖРАВ ДАЛЬНИХ, ПРИНИМАЮТСЯ ЗА БЛИЖНИХ. Мы много раз это проходили. И отметим, Оля, что практически то, что я говорю, сбывается с почти математической точностью.

О.ЖУРАВЛЕВА ― Многое, многое, Александр Глебович. Поэтому, кстати, конкурс на самый дурной туалет мне тоже навеял ваши обычные рассказы о школах и вообще о Родине.

А.НЕВЗОРОВ ― Да, Оленька, я думаю, что каких бы то ни было качественных перемен к лучшему не стоит ожидать, о них следует вообще забыть. Потому что мы только что видали праймериз «Единой России». Я подозреваю, что, конечно, может быть, определенная и большая часть этих голосов была выдоена и выдавлена из бедных, безответных бюджетников, но, тем не менее, мы видим весьма и весьма значительные цифры. И поддержаны этими цифрами, то есть НАЗНАЧЕНЫ В ПРОХОДНЫЕ АВТОРЫ САМЫХ ДИКИХ, САМЫХ ЛЮДОЕДСКИХ ЗАКОНОВ И ИНИЦИАТИВ. ПОНЯТНО, ЧТО В НОВОЙ ДУМЕ НОВЫМ ЦВЕТОМ РАСЦВЕТЕТ И ТЕРЕШКОВА, И ЯРОВАЯ, И ХИНШТЕЙН, И БОЯРСКИЙ – ВОТ ТЕ САМЫЕ МАТЕРЫЕ ОПРИЧНИКИ, МРАКОБЕСЫ, ПОДХАЛИМЫ, КОТОРЫЕ УЖЕ ИЗУВЕЧИЛИ ЭТУ БЕДНУЮ СТРАНУ, ЕЕ КОНСТИТУЦИЮ ТАК, ЧТО ОНА НЕ ПОДЛЕЖИТ ВОССТАНОВЛЕНИЮ.

К сожалению, Оля, я с тобой редко соглашаюсь, и я понимаю, что ты была права, когда отвечала мне недовольными улыбками на мои разговоры о Москве, ты видела мое отношение к Москве. Но вот, к сожалению, и Питер оказался тоже мифом, фигней. Я его придумал в «Невзоровских средах». Не существует никакого Питера. Его нет. Праймериз «Единой России» позволил выяснить, что Питер такой же совхоз, как и Москва. И абсолютно такое же совхозное мышление.

Понимаешь, приветствовать абсолютно неизвестное лицо в этом праймериз было бы логичнее, потому что если это какая-то закрытая шкатулочка, то неизвестно, кто прячется. Есть надежда, что в какой-то момент как чертик этот человек выскочит и пошлет всех нафиг. Но когда начинают идти десятки и сотни тысяч голосов за таких отпетых и совершенно явственных мракобесов, как Боярский…  <…>

О.ЖУРАВЛЕВА ― Александр Глебович, вам не кажется, что вы очень серьезно относитесь к этой игрушке «Единой России», которой они, конечно, страшно гордятся, они говорят: «Мы единственные, кто проводит праймериз, потому что мы храбрые». Ну, это же чистая история про ресурс, ничего больше. Почему вы из этого такую социологию выстроили серьезную?

А.НЕВЗОРОВ - Неправильно думать, что это перед выборами некая зачистка. Давильня не прекратится.

…Что такое праймериз? Это обкатка ресурса, это приручение ресурса, способы использования ресурса. И мы прекрасно понимаем, что то, что сейчас было в эскизе, будет на реальных выборах написано уже монументально и маслом. То есть понятно, что персонажи будут, скорей всего, теми же самыми. И это те же самые персонажи, эти хроники репрессий сегодня, они их будут поддерживать. Они будут, разумеется, поддерживать церковь, которая тоже считает это своим долгом.

Кстати, вспомним чудесную инициативу церкви, она была создана пару лет назад самым, наверное, умным идеологом РПЦ – про рабов. Это же не случайная была инициатива. Дословно цитирую: «Главная проблема современного православия и, собственно говоря, России, – раздался голос церкви, – что мы разучились быть рабами. Христианство – это религия сознательного и добровольного рабства». Ну я бы не сказал, что Россия прямо уже совсем разучилась быть рабами, но некоторую квалификацию в этом вопросе утратила. Ее, вероятно, вернут. А дальше всё будет по писаному: война, кошмар, распад, или распад, кошмар, война. Но, я думаю, что распад – это еще самое оптимистичное из всех прогнозов для России. А потом все известно и понятно: орды никому не нужных бюджетников, обнищавшие правоохранители…

О.ЖУРАВЛЕВА ― Кстати, вооруженные, Александр Глебович.

А.НЕВЗОРОВ ― Да, картина все равно будет иной, чем в 90-е годы, потому что на этот раз никто уже ничего не простит и никакого снисхождения, никакой гуманитарной помощи уже не будет. Не прилетят спасать рухнувшую в очередной раз Россию сотни американских самолетов с окорочками и лекарствами, с английскими теплыми вещами. Не будет норвежских свитеров с медведями – ничего в этот раз не будет. И новый Айвазовский уже не нарисует картину раздачи где-нибудь в Волхове с «Хаммеров» продовольствия под американских флагом. Не будет этого, потому что в 90-е по своей серости и наивности Запад действительно полагал, что вот есть подлая КПСС, есть подлое КГБ, которое держит в рабстве и подчинении прекрасный и добрый народ, и что когда этот народ освобождается, надо делать все, чтобы все-таки освободился.

Это оказалась иллюзией.

Но тогда был «железный занавес» и все в подробностях было не рассмотреть, что там такое в СССР. А сейчас все видно, как на ладони. И ВИДНО, ЧТО ЭТОТ КОШМАР И ГЕНЕРИРУЕТ, И ПОДДЕРЖИВАЕТ САМ НАРОД, И ЭТО ОН ФОРМИРУЕТ ИЗ РОССИИ АГРЕССИВНОЕ ПУГАЛО. ЕСТЬ ТЕ, КТО ВЫЧИСЛИЛИ ЕГО ЭТО ОСНОВНОЕ СВОЙСТВО И УМЕЛО ПОЛЬЗУЮТСЯ. То есть ликвидация очередного Сталина или очередного ЦК ничего не даст. Ну будет краткая кровопролитная перестройка, потом самые жирные куски страны растащат по углам чекисты. Через несколько лет они окрепнут, выдвинут своего президента, и всё начнется по новой, может быть, с чуть более новым набором скреп.

О.ЖУРАВЛЕВА ― Да вы оптимист, я гляжу.

А.НЕВЗОРОВ ― Я просто хочу сказать, пусть люди понимают, что на самом деле ТЕ, КТО БУДУТ ГОЛОСОВАТЬ ЗА «ЕДИНУЮ РОССИЮ», БУДУТ ГОЛОСОВАТЬ ЗА РЕПРЕССИИ, ЗА СРОКИ, ЗА ПЫТКИ, ЗА УНИЖЕНИЯ, ЗА СЛЕЗЫ РОДНЫХ ЭТИХ ЛЮДЕЙ. ТОТ, КТО БУДЕТ ГОЛОСОВАТЬ ЗА ПАРТИЮ ПРИЛЕПИНА, ОН БУДЕТ ГОЛОСОВАТЬ ЗА ВОЙНУ И РАЗРУХУ, притом, что даже если, например, «Единая Россия» пролетит, что тоже не исключено, ничего не изменится, ничего не произойдет. Там четыре уровня защиты. Все функции «Единой России» немедленно перейдут – не важно – ЛДПР, коммунистам, прилепалам, «Справедливой России» так называемой и будут исполнятся точно так же. Название партии – это всего лишь имя официанта в ресторане власти, это кличка лакея, который выносит горшок хозяина, полный пахучих указаний. И если этот лакей умрет или споткнется, то этот горшок вынесет другой лакей абсолютно точно таким же образом. Расчет гениален и прост: проигрывает «Единая Россия» – ее функции обслуживания власти автоматически переходят всяким КПРФ, ЛДПР.

Пойми, Оля, мы сидим, не понимаем нерва и звона времени. Вот абсолютно будничной какой-то фигней, даже не стоящей особого упоминания, является информация, что в родном близком Минске в зале суда человек пытался покончить собой…

О.ЖУРАВЛЕВА ― Страшным способом.

А.НЕВЗОРОВ ― ... Которого вынуждали признаться, иначе будут возбуждены уголовные дела на его родственников и даже соседей. Это обыденность сегодня, которая уже никого не удивляет. И чтобы эти лукашенковские и не лукашенковские суды имели бы возможность осуществляться, чтобы весь этот аппарат имел бы возможность практиковаться в этом кошмаре, чтобы сияли и наручники, и рожи ОМОНа, стоны из изолятора Окрестина раздавались бы погромче, Лукашенко выдано 500 миллионов долларов. Это чисто на поддержку репрессий режима. Там в Беларуси нет ничего, кроме этой темы и этой потребности.

О.ЖУРАВЛЕВА ― Это очень важно произнести, что эти деньги даются не на помощь бедным добрым белорусским крестьянам…

А.НЕВЗОРОВ ― Да, да. ЭТО ДАЕТСЯ ЛУКАШЕНКО ДЛЯ РЕШЕНИЯ ЕГО ПРОБЛЕМ. ЭТО ДАЕТСЯ ТОЙ САМОЙ РОССИЕЙ, У КОТОРОЙ НЕТ ДЕНЕГ, ЧТОБЫ СДЕЛАТЬ ДЕЗИНФЕКЦИЮ В ДЕТСКОЙ БОЛЬНИЦЕ В ТОЛЬЯТТИ, читала об этом, да?

О.ЖУРАВЛЕВА ― Вы знаете, Александр Глебович, я почитала по запросу «тараканы в детской больнице», и нашла Воронеж, Хабаровск, Рязань… Так что, в общем…

А.НЕВЗОРОВ - Там сейчас бедные медики изощряются. Они прямо в реанимации придумали самопальные ловушки, в которые могут влипнуть примерно 100-150 тараканов за раз. Но только 150. Потому что на этом клейкая масса заканчивается, и те тараканы, которые придут следующими, они уже свободно бегают по спинкам свои предшественников приклеившихся. Там просто не помещаются все желающие прилипнуть. А послеоперационные дети, которые лежат в этих больницах, имеют странную привычку иногда спать с открытыми ртами… И мамаши, естественно, шокируюся, когда приходят и видят, что из ротиков малышей разбегаются испуганные тараканы. Потому что для таракана это еще стакан компота, которым можно запить обед. Неизвестно, по какому дерьму бегали эти тараканы лапками. Сейчас мы видим, что мамаши, конечно, капризничают. Это у них Лукашенко еще по стенам в больнице не бегает, который тоже один из самых известных и крупных тараканов современности.

На Алтае у нас мы видим серьезную необходимость в каком-то денежном вливании. Там 39 стариков и старушек довели до уникальных пролежней в очередном нищем доме престарелых, который пришлось арестовывать целиком, и в совершенно лежачем положении голодных и в пролежнях увозить стариков и старушек.

В Тыве, например, чудесный госзаказ на дрова мне очень понравился. Там Тыва запросила 60 кубометров лиственницы знаешь для чего? Причем это на улице Сергея Шойгу произошло в одном городке. Дело в том, что государственное казначейство Тывы существует до сих пор без канализации и с печным отоплением. И вот сейчас оно решило, наконец, озаботиться дровами. Это та страна, где сейчас официальным правительственным распоряжением закрыты и запрещены к использованию десятки аэропортов на Севере. Надо понимать, что такое Север. Там нет дорог, там нет шоссе. Там нет автобанов. Там есть возможность долететь на «курурузнике». Они будут использоваться все равно, потому что других способов сообщения нет.

Ну, и, разумеется, В ЭТОЙ КОНКУРЕНТНОЙ БОРЬБЕ МЕЖДУ МАНЬЯКОМ ЛУКАШЕНКО И БОЛЬНИЦЕЙ В ТОЛЬЯТТИ ЗА РУССКИЕ 500 МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ ПОБЕЖДАЕТ МАНЬЯК ЛУКАШЕНКО. Но пока это все в Беларуси в таком мощном варианте. Но в ближайшем времени - и в России…

О.ЖУРАВЛЕВА ― Стэнли Бриль присылает такой вопрос, который, я думаю, многих интересует: «Будет ли «железный занавес» и нужно ли увозить детей?»

А.НЕВЗОРОВ ― Ну, детей всегда лучше увозить.

О.ЖУРАВЛЕВА ― Пока нет «железного занавеса».

А.НЕВЗОРОВ ― Пойми, создана действительно огромная репрессивная машина. Даже если бы они сами хотели ее остановить, это абсолютно невозможно. Ей необходимо какое-то применение. И мы видим, что все уже идет по накатанному сценарию, получается, мы видим бахвальство подводными лодками «Борей», или мы видим очередные ракеты, и мы вспоминаем советское время, советское действо, как стоя среди голодных детишек папа примеряет очередной Rolex. Это как раз метафора той самой сцены. Вот этот Rolex в стране деревянных сортиров, месива вместо дорог, тараканов, дровяного отопления, нищих пенсионеров они развлекаются этими безумно дорогими игрушками за много миллиардов долларов, всеми этими гиперзвуковыми причиндалами. Притом, что ВСЯ ЭТА БРЕДОВАЯ ВОЕНЩИНА НУЖНА ТОЛЬКО В САМОЙ РОССИИ, ПОТОМУ ЧТО ТОЛЬКО ОТ НЕЕ СЕЙЧАС В МИРЕ ПАХНЕТ НА ВЕСЬ МИР ВОЙНОЙ. Причем всё это уже было. Был этот кошмарный фон серости, убожества, упадка, бесправия, лагерей, репрессий, и на этом фоне были звезды генсеков и новые бомбы и подлодки. Все это было, и чем закончилось, мы все помним.

<…>


8 июня 2021 г.
   


Сопряжение
 К нашим зарубежным читателям
 Общество
  -Сопряжение

Отзвук
 Злоба дня

Это мы
 Портреты

Обстоятельства
 Горожане

Обыкновения
 Нравы
 Даты

Здравствуйте!
 Медицина

Галерея
 Имена

Досуги
 Разное

Напоказ
 Творчество

Улыбка
 Юмор

Почитать
 Литература

Гласность
 Россия

В начале
 Основы всего

Татьяна
 Женские вопросы

Спорное
 Гипотезы

Так и есть
 Истинно

Добро пожаловать
 Собратья

Без преград
 Наши в Америке
 Наши в Ираиле

Диссонанс
 Несогласие

Иные
 Не мы
     
Распродажа культурных файлов FILE-SALE.RU. Новинки: