№37
    
 
 

  


  Сможет ли Россия выйти из предельно удручающего положения в цивилизованном мире, в котором она оказалась за последние двадцать лет? Наверное, сможет. (Но не скоро.) Спросите: откуда такой оптимизм - при нынешнем унизительном для страны ее моральном и международно-правовом авторитете? Дело в том, что на наших глазах меняется статус существенного обстоятельства, во многом порождающего низость престижа России. Это обстоятельство – Путин. А благодатая перемена в этом обстоятельстве – то, что «кремлевский пациент» перестает быть «тефлоновым».

Дело не  в самой личности Путина, а в «путинском большинстве» или, как полагает сам Путин, в «абсолютном большинстве». Это большинство многие годы меньше всего хотело знать, «кто он, мистер Путин». И только буквально в последние недели задалось этим вопросом.

Ни в коем случае не хотелось бы обижать «путинское большинство» (большинство - оно и есть большинство). Но как отказать себе в удовольствии напомнить слова публициста, раскусившего «мистера Путина» еще двадцать лет назад, в 2000-2001 г.г. Перепечатываем отрывки из статей и заметок Галины Щербаковой.



23 января и политические трансгендеры. О том, как путинский электорат меняет ориентацию


Чтобы не описывать очевидное, ограничусь невероятным — показательно не то, сколько народу вышло «на улицу», а то, как к этому отнеслись те, кто не пошел. По моим ощущениям — либо нейтрально, либо сочувственно. Это гораздо более грозный сигнал для режима, чем рост числа активных противников, готовых участвовать в протестных акциях, несмотря на беспрецедентную кампанию запугивания. Враждебно настроенные «неучаствующие» являются безграничным потенциалом будущей революции. Раньше они были важнейшим и цементирующим сегментом знаменитого «путинского электората». Сегодня они стали политическими трансгендерами и ускоренно отращивают «вторичные протестные признаки».

Вот некоторые из поверхностных впечатлений от первой серии волнений, триггером которых стало «вторжение» Навального в Россию (похоже, что Кремль на полном серьезе рассматривает его возвращение как военную интервенцию):Включить звук

1. Повышающая революционная волна, начавшись летом 2019 года с протестов против фальсификации выборов в Московскую думу, никуда не делась, пережила пандемию и плавно набирает высоту.

2. Центр тяжести протеста резко сдвигается в регионы. Протест больше нельзя рассматривать как блажь «зажравшихся» москвичей. Напротив, он теперь будет прирастать провинцией, причем там он будет протекать более агрессивно, и именно там, а не в Москве, можно ожидать эксцессов исполнителей и, как следствие, общенационального резонанса.

3. Растягивание сетки протеста на всю бескрайнюю страну от Сахалина до Калининграда создаст для режима в самом скором времени немалые логистические сложности, так как на каждый Урюпинск космонавтов не напасешься и репрессивные возможности режима тем меньше, чем дальше от Москвы. Москва же быстро почувствует «вдохновение» и, подпитавшись энергией регионов, будет вести себя все более активно.

4. Выключить молодежь из протеста уже не получится. В течение какого-то времени «школяры» будут авангардом его радикализации, пока «отцы и деды» не подтянутся к ним одним мощным рывком. Но на ближайшее время у этой войны будет детское лицо. Детское и женское.

5. У Путина начнут расти усы Лукашенко. Режим будет быстро сваливаться в «минскую колею», занимая глухую оборонительную позицию. Поле для маневра резко сузилось, но еще больше сократилась способность маневрировать. В прошлом остались методы длинных разводок. Нет ни сил, ни времени, ни исполнителей для этого. Вероятность повторения фокуса типа «Крым наш» равна околонулю. Каждым следующим куском можно элементарно подавиться.

6. Возвращение Навального не прошло бесследно. Он существенно революционизировал ситуацию в России и далеко не исчерпал свой потенциал. А если власть наломает дров, то все станет совсем интересно. Так или иначе, возвращение Навального уже стоило режиму несколько лет жизни. Сможет ли сам Навальный воспользоваться результатами своего смелого поступка? Этого мы не знаем. Скорее всего, ему уготована роль не Иисуса, а Иоанна Предтечи, за которым придет тот, кто сильнее его.

7. Многие констатируют с сожалением, что «особого события» не случилось, особенно в Москве. Людей много, но не так, чтобы слишком. Ну и картинка в целом не выдающаяся — обычная унылая репрессивная бытовуха. Другие возражают, указывая на нравственное значение «подвига вышедших». Последнее бесспорно, но есть и прямые политические последствия, которые выходят за рамки обычных.

8. Кремль попал на растяжку. Ему надо любой ценой удержать под контролем политических трансгендеров, которые были все эти годы главным стабилизатором режима. Но борьба с малочисленным, но буйным авангардом отнимает огромное количество сил и растягивает коммуникации. В результате оголяется тыл. Поэтому не надо недооценивать «малочисленных» акций, особенно когда они выпрыгнули за пределы Садового кольца. Их роль не в том, чтобы быть искрой, из которой возгорится пламя, как многие по инерции думают, а в том, чтобы измотать и обескровить противника. Это авангард, который бросили на плацдарм на правом берегу Днепра, чтобы обеспечить успех операции в совершенно другом направлении.

9. Смена режима, скорее всего, будет выглядеть как «двухходовка». Сначала будет довольно длительная стадия вроде бы бессмысленных и бестолковых протестов без видимого успеха, невидимым результатом которой будет переформатирование путинского электората в антипутинский. А потом бывший путинский электорат найдет себе нового лидера и все свершится достаточно быстро.

В некотором смысле людей в Кремле можно пожалеть. Навальный разорвал шаблон, и единственным адекватным ответом на это может быть только встречный разрыв шаблона. Но это то единственное, что Кремль уже не может себе позволить, и поэтому сложившаяся после возвращения Навального ситуация является для него западней. Это достаточно просторная западня, масштабная, как геленджикская резиденция. В ней можно довольно долго отсиживаться, но чистить ее потом будут «ершиком».

https://mbk-news.appspot.com/sences/23-electorat/

  

   

 

 











Яндекс цитирования







       

 

 

Галина ЩЕРБАКОВА      АГалина ЩЕРБАКОВА

«А ПРАВДЫ НАМ ПРЕЗИДЕНТ-РЕЗИДЕНТ НЕ СКАЖЕТ»

Она, может быть, первая разобралась в том,

 

 

 Она, может быть, первая разобралась в том,

кто такой Путин, и невзлюбила его еще тогда, 

           когда либеральная интеллигенция в самом начале              его правления возлагала на него некоторые наде-                  жды как на преемника Бориса Николаевича Ельцина.

                                                                                                                                                                                     Ольга АРНОЛЬД

 

 

…Сейчас они верят Путину. Мой народ жаждет самоуничтожения. Он не любит жизнь. Ибо последняя была так скудна и жестока, что проще сразу лечь на амбразуру или залезть в подлодку, обреченную на гибель. Почему-то, не будучи военной, я сразу знала, что взрыв на этой обреченной лодке плановый. И лицо жены командира мне тоже это сказало: она все знала. Только с презирающим жизнь как дар народом можно поступать так. Уничтожать его бесчисленно в Чечне, проводить с ним опыты по взрывам домов, а потом больше ста человек запихнуть в железку, чтоб выстрелить в них же. «Курск» – это коллективный Матросов. Вся правда будет через тридцать лет. Или сто. Потому главный секрет нашей страны – секрет смерти и могилы.

 

Что делать, если в основу правления избранный «способом мешка» президент положил гебистско-чиновничью вертикаль с жгучими тайнами, шпионами, врагами отовсюду, презрением к средствам массовой информации – это они, оказывается, погубили наш флот и армию, – с этой его откровенностью, что народ в его заботах – не главный, не первый, что он потом, когда-нибудь, вернее никогда…

 

Надо вырубать телевидение к чертовой матери – оно показывает то, чего не видно, когда стоишь близко: ледяную ненависть нашей власти к окружающим. Народ это называет силой. И в этом вся суть. Будет идти бесконечная война. Столько территорий раздражают президента, что пора зафигачить новую торпеду и бабахнуть куда-нибудь еще.

 

Говорят, Путину нравится гимн Советского Союза больше Глинки. Интересно, за что? За музыку, оставшуюся в ухе, или за слова, что нас вырастил Сталин на верность народу? Какому? Гоше или Афоне? Опять эта проклятая неизвестность…

Что-что, а правды нам президент-резидент не скажет. Не этому его учили в любимом учреждении. Да и кто мы для него? Лишняя забота. Хорошо бы, по Платонову, остатки населения вывести сколь возможно далеко, чтоб они заблудились.

 

Я не голосовала за нашего пре­зидента. Он мне не нравился ни своим образованием, ни предыду­щей службой, ни образом мыслей. «Мочить в сортире», «она утонула» меня убедили в правоте моих сомнений. Но жизнь идет, президент в Кремле, я не подпольщица, не тер­рористка и даже не злобница по природе, я приняла от электората (роя? стада?) его выбор, и как бы я могла этого не сделать? И раз уж так, решила я, то пусть у Путина получится все дельное, что он намечтал, и пусть остановится он перед шагом, недостойным нашей с ним общей Родины.

 

…Теперь по поводу концентрата лучшего в Путине. Повторяю: я стараюсь изо всех сил быть лояль­ной к нему. Он избран, и я законо­послушна. Но где вы увидели концентрат лучшести? «Вертикаль»? Но только ленивый не пнул ногой ее, особенно исполнение. И поде­лом. Война в Чечне как шла, так и идет. Бедность не уменьшилась. Смертность берет свое.

 

Когда-то, в 89-м или 90-м году, у меня опубликовали жалобную за­метку про то, что хорошо бы нала­дить выпуск детского мыла, а не выдавать его в качестве большого поощрения на заводе ЗИЛ. Моей внучке было два года, и это было актуально. Я тогда писала, что Гор­бачеву не хватает простых челове­ческих деяний для людей. Не дела во имя их – это я терпеть не могу, – а именно для них.

Сейчас я то же думаю о Путине. Хотя... Отдаю себе отчет, что Ми­хаил Сергеевич сделал для мира неизмеримо больше, чем кусок мыла для моей внучки. Кусок мыла дал Борис Николаевич, как и колбасу, и мясо, и возможность уви­деть эту ужасную, опасную, со жвачкой (!) и Голливудом (!!) Аме­рику.

 

Корни мо­ей архинепатриотической мысли в том, что я за всех детей, которых ро­дители отправляют подальше от Ро­дины, от вечной войны, фантастической склоки и ненависти, радуюсь. Вы только посмотрите на раздуваемый пожар. Кроме реального чечен­ского левые против правых, Дума против Совета Федерации, Путин против Гусинского, Сергеев против Квашнина, оппозиционная пресса против электората, который весь как один за Путина! А он, такой краси­вый, идет по Кремлю-должнику, прижимая правой ручкой правый кар­ман с воображаемым табельным оружием. Гардемарин, не больше, не меньше! Сколько людей загубле­но, сколько детей не выучено, сколько больных не вылечено. Но какое это имеет значение, если президент у нас ходит красиво, как парусник... У меня ощущение жизни в доме, на крыше которого поселился сума­сшедший с гранатометом. Это сумасшедший с глобальной идеей он строит вертикаль. Что такое верти­каль я не знаю. Ну уж точно не еда, не дом, не мир, не образование, не любовь. Мне кажется, вертикаль шампур, на который человек с ру­кой, прижатой к правому карману, хочет всех насадить.

 

Нет ничего более омерзитель­ного, чем жизнь с внутренним страхом. Страхом перед крысой. Это хуже болезни, безденежья и отключения электроэнергии. Предыдущее десятилетие, что бы о нем ни говорили, начиналось счастьем освобождения от страха и отвращения к самому себе из-за этого страха. Люди стали уезжать, возвращаться, люди вкусили сво­боду своей отдельности от кры­синой системы.

Все кончилось, господа! В ре­брах моей батареи появилась моя старая знакомая. Она ищет колыбель. Грядет возвращение систе­мы, которая никуда и не уходила, а просто замерла на время воца­рения харизматического больно­го Старика, у которого, хоть он и натворил много чего, было великолепное качество он ненавидел крыс.

Но время предаваемого ныне «преемниками» Старика прошло. Он ушел в мир иной, вернулись крысы. Подорожание продуктов, недовольство пенсионеров, бандитизм были и при нем. Но не было циничного разгула судейских и прокурорских разбойников, столь наглого, открытого, можно сказать, официального рейдерства. Вернулись отвраще­ние и страх. Как с этим жить? Как жить, зная, что, кроме позорной кавказской войны, мы еще вооружаем чу­довищ вроде Каддафи, Ахмадинежада, Чавеса? Как жить, зная, что власти нравится чучхе? У нее это просто написано на ли­це. Нас снова приманивают на облако-рай, где у каждого будет ложка и миска, наполненная на деньги от Каддафи и Ахмадинежада.

Не все ли равно, откуда деньги? Не все рав­но!

Власть через губу, через пре­одоление себя, разговаривает с отечественными промышленниками и бизнесменами, она презирает не своих, не «государственных» дельцов. Вспомните, как они были жалки после «встреч в верхах», как напускали оптимистического тумана. Я тогда поняла: они трусят. Они боятся власти, что приходит в дом через ребра батарей и смотрит на колы­бель.

У Старика не хватило сме­лости отдать народу землю, кото­рая защитила бы собственника, так как земля это наше всё, как и Пушкин. А теперь мы снова живем в стране, где из всех ис­кусств для нас важнейшим явля­ется ТВ. И хватит с вас, дурни!

Приходится выгородиться от системы, привечающей ХАМАС и целующейся с чучхе. Нет другого способа жить по совести и чести при таком суде, при такой прокуратуре, при таких генералах, при таких политимиджмейкерах. Которые за что ни возьмутся получается крыса. Старым казачьим спосо­бом: огородами и во внутрен­нюю эмиграцию. Не забыли, помним-с.


 Эти выписки из публикацй только 2000-2001 г.г., преимущественно иэ «Общей газеты», выпускавшейся легендарным российским редактором Егором Яковлевым.

Запомнился один его телефонный звонок. Поздним вечером он в верстке будущего номера прочитал статью Галины и захотел поговорить с ее автором, с которым не был знаком.

- Знаете, - сказал он, - я ведь и завел эту газету именно для такой журналистики, как ваша. Да все не могу добиться ее от моих сотрудников.

Я прошу простить меня бывших сотрудников «Общей» за эту крайнюю несправедливость, но так оно было сказано. Впрочем, им ли не знать, как иногда бывал экспрессивен Егор Владимирович в задоре работы. А тогда он говорил явно в подобном волнении.

…А для Галины его газета была спасительной отдушиной.

А.ЩЕРБАКОВ


26 января 2021 г.
   
   


Сопряжение
 К нашим зарубежным читателям
 Общество
  -Сопряжение

Отзвук
 Злоба дня

Это мы
 Портреты

Обстоятельства
 Горожане

Обыкновения
 Нравы
 Даты

Здравствуйте!
 Медицина

Галерея
 Имена

Досуги
 Разное

Напоказ
 Творчество

Улыбка
 Юмор

Почитать
 Литература

Гласность
 Россия

В начале
 Основы всего

Татьяна
 Женские вопросы

Спорное
 Гипотезы

Так и есть
 Истинно

Добро пожаловать
 Собратья

Без преград
 Наши в Америке
 Наши в Ираиле

Диссонанс
 Несогласие

Иные
 Не мы
     
Распродажа культурных файлов FILE-SALE.RU. Новинки: