№37
    
 
 

Поэту Юрию Крутову

25 октября исполнилось бы 85 лет

 



 
Аида Злотникова с дочерью Ульяной.

Другие публикации этого раздела

http: //obivatel.com/artical/57.html

http://obivatel.com/artical/23.html

http://obivatel.com/artical/82.html

http://obivatel.com/artical/128.html

http://obivatel.com/artical/154.html

http://obivatel.com/artical/163.html

http://obivatel.com/artical/201.html

http://obivatel.com/artical/212.html

http://obivatel.com/artical/245.html

http://obivatel.com/artical/273.html

http://obivatel.com/artical/296.html

http://obivatel.com/artical/309.html

http://obivatel.com/artical/334.html

http://obivatel.com/artical/344.html

http://obivatel.com/artical/370.html

http://obivatel.com/artical/398.html

http://obivatel.com/artical/417.html

http://obivatel.com/artical/443.html

http://obivatel.com/artical/464.html

http://obivatel.com/artical/476.html

http://obivatel.com/artical/482.html

http://obivatel.com/artical/510.html

http://obivatel.com/artical/541.html

http://obivatel.com/artical/525.html

http://obivatel.com/artical/561.html

http://obivatel.com/artical/582.html

http://obivatel.com/artical/602.html

http://obivatel.com/artical/613.html

http://obivatel.com/artical/630.html

http://obivatel.com/artical/651.html

http://obivatel.com/artical/659.html

http://obivatel.com/artical/672.html

http://obivatel.com/artical/692.html

http://obivatel.com/artical/705.html

http://obivatel.com/artical/714.html

http://obivatel.com/artical/727.html

http://obivatel.com/artical/746.html

http://obivatel.com/artical/779.html

   










Яндекс цитирования







       

 

Аида ЗЛОТНИКОВА
ДВАДЦАТЬ ПЕРВЫЙ ВЕК. ПАМЯТЬ СЕРДЦА 

Что это было?

Любовь?

Судьба?

«…Я знаю, ты мне послан Богом…»

И первое ощущение счастья.

Я тогда ничего не понимала. Мир был в стихах, а быт – во времянке, где не было ни койки, ни стола.

Жили мы с тобою во времянке.

Не было ни койки, ни стола

Но с какой ты гордою осанкой

Рано утром на работу шла.

Галки в старых тополях галдели.

Заревая золотилась синь,

Долго-долго вслед тебе глядели

Фиолетовые лики георгин.

Пес хозяйский подходил к калитке,

Нам весь день с ним чудился твой смех.

Медленно на каменные плиты

Падал теплый тополиный снег.

Начиналось за окном предгорье –

Край, что стал мне родиной второй…

Цвел в стакане полевой цикорий,

Синеглазо говоря со мной.

Было много солнечного света,

Шмель гудел, раскачивал цветы…

Стало больше на Земле одним Поэтом,

Но об этом знала только ты.

 

Сколько бы лет не прошло, я всегда буду помнить тот эпизод, описанный мною в новелле «Баба Оля приехала».

Ее позвали к телефону.

Она застыла от неожиданности. Неужели Он.

- Ты откуда звонишь?

- С работы. Дежурю по номеру. Передо мной сигнальный экземпляр книжки.

- Сколько ты выпил?

- Немного.

- Можешь прочесть?

-А у тебя есть желание слушать?

 

Я вплываю в твои глаза.

В разливанную синь, как в море.

А над нами, как паруса,

Небо алое Евпатории.

Я от моря шальной по утрам.

Бьет в лицо запоздалая вьюга.

Как к неведомым берегам

Я в тебя ухожу, подруга.

Ухожу, не обласкан и груб,

В беспокойство твое и безбрежность!

Теплым бризом нетронутых губ

Ты во мне разбудила

Нежность.

Все тревоги развеет гроза,

Все смешает:

И радость

И горе.

Я вплываю в твои глаза,

В разливанную синь, как в море.

 

Она не заметила, как взошло солнце. Он положил трубку.

Через час она была в аэропорту с сумкой и свитером, который связала подруга. «Если денег не хватит, продам», - решила она. В самолете опомнилась. «Зачем? А вдруг его нет дома? Или еще хуже – он живет не один? Если нет дома – подожду, если не один, ну что же, придется познакомиться. Главное, - успокаивала она себя, - книга».

Нет. Устала. Устала показывать всем, какая она сильная, самостоятельная удачливая. Все получается. В должности повысили, комнату в коммунальной квартире дали. Мебель купила. Одевается тоже лучше всех. Неважно, что из двух старых платьев комбинируется одно новое. А из обивочной ткани шьется юбка.

Весь Дом печати сходит с ума, кто у нее любовник.

Она всегда с прической и маникюром, каблуки шпильки – зимой и летом…

«Ты соскучилась? - спросила она себя. Он ведь не звал, только читал стихи. Ну и пусть. Попрошу подписать книжку – и назад».

Сказав таксисту адрес, стала смотреть по сторонам. «Неужели я тут жила, ходила с ним по этим улицам?»

Здесь впервые напечатали ее материал на иностранном языке, не понимая ни одного слова, она таскала эту газету в сумке.

Рассмеялась, да так громко, что таксист затормозил.

- Мы еще не приехали,- отреагировала она.

Но в эту минуту увидела: Он шел с речки – загорелый, высокий, красивый, с полотенцем наперевес.

- Ты мне вчера звонил?

- Не помню, - как обычно сказал он, совершенно не удивившись ее появлению. - Ну, раз ты здесь, заходи.

Ее тихонько стало трясти. «Только бы не разреветься и не устроить истерику, - говорила она себе, до крови кусая губы.

- Подпиши мне, пожалуйста, книжку. У меня самолет.

- Может быть, останешься?

- Нет, нет. Я ведь проездом.

Все в нем было до боли родное. На столе лежала записная книжка – ее подарок. «Моему человеку и другу. Только чтобы мы вместе читали эти листочки, исписанные тобой», - писала она ему в далекие 60-ые годы.

 

«Я сегодня пил из родника, небо целовал и облака», - записал тогда он.

Почему им стало легче жить вдали друг от друга?

Они шли уже по вечернему городу.

- А вдруг ты опоздаешь на самолет?

-Ну, что ты, он задержится, - смеясь, сказала она.

Он купил ей букет цветов, и она вытерла им свои слезы.

- Как же ты живешь без меня?

 -Пишу стихи. Издаю книги. Работаю. Как дочь?

- Красивая девочка. Такая, как ты. Я ее очень люблю.

- Все-таки уезжаешь?

- Конечно. Спасибо за книжку. Если захочешь, приезжай.

Он откланялся.

 

…Прошли годы. А вместе с ними история жизни. Мы перенеслись из двадцатого в двадцать первый век, и в нем, как писал Юрий Крутов, «История разложена по вехам. Копаться в ней нужды особой нет. И вот иду я двадцать первым веком. И в этом веке я ищу свой след…».

Однажды я ему написала: «Прости за очень глупый вопрос: что же мне делать без тебя?»

Юры нет с нами вот уже 45 лет.

Выросла дочь. Повзрослели внуки.

Я издала его посмертную книгу «Росстань-дорога». Москва. «Советский писатель». 1977 год. На памятнике написала слова из его стихов: «Только голос твой, как погоня, будет следовать по пятам…»

После Юриной смерти была издана и детская его книжка «Почему грустит Пингвин», которую он посвяти нашей дочери Ульяне.

Он был автором еще четырех поэтических сборников. Членом Союза писателей СССР.

К его восьмидесятилетию в Нальчике, в Кабардино-Балкарском книжном издательстве Марии и Виктора Котляровых был издан однотомник: ЮРИЙ КРУТОВ «ПРИСТАНЬ СЕРДЦА». Низкий им мой поклон.

В предисловии к изданию Виктор Котляров написал: «Сегодня творчество Юрия Павловича Крутова (Кузнецова) вновь возвращается на землю, ставшую ему родной, туда ,где расцвел его талант. Оно достойно этого возвращения. Помимо выдержавших проверку временем стихов, известных по книгам и публикациям в периодике, в сборник включены проза поэта и статьи из литературного наследия.

Поэтическое сердце Юрия, ставшее причалом «для горестей чужих и печалей», продолжает биться рядом с нами.

Вслушайтесь – разве до вас не доносится его стук? Разве не его строчки созвучны словам Бетала Куашева: «Кто я? Частица сердца твоего»…»

25 октября 2020 года Юрию Крутову исполнилось бы 85 лет.

Имя Поэта возвращается к читателям.

А я все еще задаю этот глупый вопрос: «Что же мне делать без тебя?..»


18 октября 2020 г.
   


Сопряжение
 К нашим зарубежным читателям
 Общество

Отзвук
 Злоба дня

Это мы
 Портреты

Обстоятельства
 Горожане

Обыкновения
 Нравы
 Даты

Здравствуйте!
 Медицина

Галерея
 Имена

Досуги
 Разное

Напоказ
 Творчество

Улыбка
 Юмор

Почитать
 Литература

Гласность
 Россия

В начале
 Основы всего

Татьяна
 Женские вопросы

Спорное
 Гипотезы

Так и есть
 Истинно

Добро пожаловать
 Собратья

Без преград
 Наши в Америке
 Наши в Ираиле

Диссонанс
 Несогласие

Иные
 Не мы
     
Распродажа культурных файлов FILE-SALE.RU. Новинки: