№32
    
 
 

  

("Русское литературное эхо")


Другие публикации этого раздела

 http: //obivatel.com/artical/57.html

http://obivatel.com/artical/23.html

http://obivatel.com/artical/82.html

http://obivatel.com/artical/128.html

http://obivatel.com/artical/154.html

http://obivatel.com/artical/163.html

http://obivatel.com/artical/201.html

http://obivatel.com/artical/212.html

http://obivatel.com/artical/245.html

http://obivatel.com/artical/273.html

http://obivatel.com/artical/296.html

http://obivatel.com/artical/309.html

http://obivatel.com/artical/334.html

http://obivatel.com/artical/344.html

http://obivatel.com/artical/370.html

http://obivatel.com/artical/398.html

http://obivatel.com/artical/417.html

http://obivatel.com/artical/443.html

http://obivatel.com/artical/464.html

http://obivatel.com/artical/476.html

http://obivatel.com/artical/482.html

http://obivatel.com/artical/510.html

http://obivatel.com/artical/541.html

http://obivatel.com/artical/525.html

http://obivatel.com/artical/561.html

http://obivatel.com/artical/582.html

http://obivatel.com/artical/602.html

http://obivatel.com/artical/613.html

http://obivatel.com/artical/630.html

http://obivatel.com/artical/651.html

http://obivatel.com/artical/659.html

http://obivatel.com/artical/672.html

http://obivatel.com/artical/692.html

http://obivatel.com/artical/705.html

   










Яндекс цитирования





       

 

Аида ЗЛОТНИКОВА
«Я БЕСКОНЕЧНО БЛАГОДАРНА ВСЯКОМУ ВНИМАНИЮ»
О Марине Цветаевой в Израиле. К 125-летию со дня рождения 

В начале двадцатого века поэт Максимилиан Волошин одним из первых откликнулся на первый сборник стихов Марины Цветаевой «Вечерний альбом», изданный в Москве в 1910 году.

Ваша книга – это весть» оттуда»,

Утренняя благостная весть…

Я давно уж не приемлю чуда,

Но как сладко слышать: «Чудо – есть!»

Как ни странно, но чудо, связанное с именем поэта Марины Цветаевой, нашло меня именно в Израиле. Это было 25 лет назад.

В 1992 году по приезде в Израиль, я, получив ключи от маленькой комнаты в доме на улице Абарбанель в городе Реховоте, где я жила, и назвав эту комнату Культурным центром для новых репатриантов, начала проводить Цветаевские чтения. Они стали ежегодными.

Теперь могу сказать, что явление это уникальное, и не только по разнообразию тем и участников Цветаевских чтений, но и потому что культура, на которой была воспитана русско-еврейская интеллигенция, несмотря на сложный процесс вживания в израильское общество, умереть не может. Исторический факт: Цветаевские чтения стали русско-еврейским культурным диалогом, неотъемлемой частью алии 90-х годов.

Сегодня имя поэта органично вошло в израильскую культуру. За эти 25 лет ее произведения стали переводить на иврит и издавать. Мне довелось встретиться и познакомиться с переводчиками, которые впервые в Израиле перевели на иврит прозу Цветаевой – «Повесть о Сонечке» и эпистолярное наследие «Переписка М.Цветаевой с Рильке и Пастернаком». В Израиле книга называлась «Лето 2926».

Знакомьтесь с их именами: Сиван Бескин и Дина Маркон. Сиван 12-летней девочкой приехала в страну в 90-е годы вместе с родителями, а Дина - в 70-е из Риги. Образование они получали в Израиле.

- Как же вы решились на перевод такой сложной вещи, «Повесть о Сонечке», - спрашиваю я Сиван.

- Первое, что я сделала, когда поняла, что знаю иврит, - стала переводить стихи Цветаевой. Я почувствовала, что она мой поэт, ее поэтических строк не хватало моей душе подростка. В 1999 году я купила двухтомник Цветаевой и начала читать «Сонечку», и меня сразил ее язык, ее тайна, которую я почувствовала.

Мне было очень трудно переводить, казалось , я не найду слова: ведь Сонечка у Цветаевой просто воздушная, летающая, неземная. Я писала черновик, потом редактировала и только на третий раз, прочитав текст, отдала рукопись в издательство.

Ивритоязычный читатель открыл для себя одаренную талантливую актрису с трагической судьбой, которую звали Софья Евгеньевна Голидей.

А Дина Маркон открыла израильскому читателю эпистолярное наследие трех великих поэтов: Пастернака, Рильке и Цветаевой.

- Мне казалось, - говорила Дина, что когда я переводила, я шла по канату, я пыталась сохранить интонацию трех необыкновенных поэтов. Так не пишут и не говорят, но на иврите это звучит музыкой сердца. Надо вжиться в слова оригинала, почувствовать их, а главное, донести до читателя.

 

Наши встречи на Цветаевских чтениях всегда праздник. И каждый раз – открытия. Судите сами: у нас в гостях композитор и автор музыки на стихи Марины Цветаевой – Злата Раздолина, композитор Дина Сморгонская, написавшая музыку к циклу стихов « Дон Жуан», профессора Еврейского университета в Иерусалиме Самуил Шварцбанд и Владимир Хазан, цветаевед, научный сотрудник музеев Марины Цветаевой в Москве и Болшево Лев Мнухин.

В 2000 году мы встречались с руководителем научно-исследовательского центра «Евреи в культуре русского зарубежья» доктором Михаилом Пархомовским. Он рассказывал о публикации профессора Сорбонны Вероники Лосской «По поводу неопубликованного письма 1927 года. Об одном парадоксе Марины Цветаевой».

И вот у нас в гостях цветаевед из Ленинграда Ирма Кудрова. Впервые в Израиле проходит презентация ее книги «Гибель Марины Цветаевой»

Актриса театра «Звучащая книга» Нелли Цирульникова (Иерусалим) ставит в культурном центре моноспектакль «Марина Цветаева и поэты Серебряного века». Мы становимся и первыми зрителями премьеры спектакля актера Даниэля Пукшанского по поэме Цветаевой «Крысолов». Я делаю копии рисунков Ариадны Сергеевны Эфрон (дочери М.Цветаевой) к этой поэме и дарю каждому, кто пришел на этот спектакль.

С уверенностью могу сказать, что Цветаевские чтения за эти годы создали «особенный еврейско- русский воздух», который царил в нашем Культурном центре.

Это своего рода мозаика чтений потрясает, и для многих читателей и слушателей, которые были знакомы с творчеством поэта понаслышке или поверхностно, открываются страницы целой эпохи, страницы жизни поэта, глубина и трагизм, литературная среда, сложный и тяжелый путь, который прошла гениальный поэт, женщина, мать…

В 2002, 2007, 2008, 2009, в 2012 годах я представляла Израиль на Международных научных конференциях в мемориальных музеях жизни и творчества Марины Цветаевой: Москва, Болшево (Подмосковье), Таруса (Калужская область), Елабуга (Татария).

Я привезла с собой на конференцию старенький, теперь уже ставший раритетом, томик стихов Марины Цветаевой. Помните, маленький синий сборник «Стихотворения и поэмы» в малой серии «Библиотеки поэта»? Издание 1979 года.

З0 лет назад я с этим сборником пришла к Анастасии Ивановне Цветаевой, в ее первую после ссылки отдельную однокомнатную квартиру в Москве на улице Большой Спасской. Об этой встрече она написала: «Милой Аиде Соломоновне Злотниковой на добрую память о нашей встрече – стихи Марины разных лет. С пожеланием душевного покоя, жизненной силы – и радости. А.Цветаева». Потом дала мне молитву, сказав: «Я Марину отмолила. Теперь вы».

Попив чайку, который она заваривала разными травами, мы отправились с ней в гости к поэту Евгении Куниной, с которой она дружила многие годы. Шла Анастасия Ивановна так быстро, в ее 86 лет, что я едва за ней поспевала. А она рассказывала, как десять лет назад увлеченно каталась на коньках.

Последнюю запись сделала в 98 лет: «Давайте не терять надежды на то, что испытания пройдут. А смысл жизни нам все глубже будет открываться».

8 августа 2006 года из Москвы в Елабугу отплыл теплоход, где проходили Международные Цветаевские чтения, организованные Елабужским Университетом и местным историко-архитектурным музеем-заповедником. Там была писательница Наталья Громова, которая подарила нам, участникам Цветаевских чтений в Реховоте, каталог выставки «Писательская колония Москва - Чистополь – Елабуга. 1941-1943 годы». А я рассказывала, как с этим уникальным документом ходила по Чистополю с краеведом Ниной Степановной Харитоновой, которая добилась установления мемориальных досок на домах, где жили писатели, была инициатором открытия государственного музея Бориса Пастернака и музея писательской колонии «Чистопольские страницы».

Два дня провела Марина Цветаева в Чистополе в августе 1941 года. Сойдя на берег, шла по булыжной мостовой. Большую часть дня провела с Лидией Чуковской. Заходила к Берте Горелик и Елизавете Бредель. Конечно, встречалась с Николаем Асеевым. Ее очень волновала судьба сына Мура, Георгия Эфрона. В Чистополе был интернат для детей писателей.

26 августа ее пригласили на заседание совета эвакуированных, просили объяснить, почему она хочет жить в Чистополе. И она пыталась рассказать, что Елабуга не для нее, что там ей и Муру одиноко и неуютно, страшно.

Она написала заявление: «Прошу принять меня на работу в качестве судомойки в открывающуюся столовую Литфонда».

Зашла в дом к драматургу Шнейдеру. Пообедала и даже читала стихи «Тоска по Родине». Вера Чикрина в своей книге «Два дня десятилетиям равные» пишет: «Марина Ивановна помолодела, похорошела, стала меняться на глазах».

Но… приняла решение вернуться в Елабугу, признаваясь на пристани Елизавете Лойтер: «Ничего не умею делать. Нет никакой профессии. Умею только каждый день сидеть за столом, можно и не за столом, за любой доской, лишь бы писать».

Через много-много лет, живя в эвакуации в Чистополе, Борис Пастернак, встречаясь с А.Гладковым и идя с ним по Каме, скажет, что вмерзшие в Каму баржи напоминают ему Марину Цветаеву, которая перед отъездом из Чистополя кому-то сказала, что она предпочла бы вмерзнуть в Чистополе в лед Камы, чем уезжать. «Когда-нибудь я напишу о ней, я уже начал».

И в стихах:

Мне в ненастье мерещится книга

О земле и ее красоте.

Я рисую лесную шишигу

Для тебя на заглавном листе…

А реховотчане, собравшись на очередные Цветаевские чтения, получили письмо от писательницы Натальи Громовой, в котором она писала:

«…Трудно себе представить, что такое путешествие будет возможным. К Елабуге подходили рано утром в молочно-густом тумане. Берега было не видно.

65 лет назад странная пара – женщина и подросток – сошли с теплохода на пристань Елабуги и перевернули судьбу маленького заштатного города. Он им не понравился. Елабуга оказалась для них краем света.

Конечно, мы были на кладбище. На самом деле никто не знает, где могила Марины Ивановны, существует девять предполагаемых мест, и вокруг каждой – легенда. Я не первый раз их слушаю, а про себя думаю, что, может быть, Цветаева и не хочет, чтобы мы отгадали, где она упокоена. Всю жизнь боролась с материальным, стремилась к идеальному. Так и ушла – в стихи, в память, в легенды…»

В одной из своих публикаций о Цветаевских чтениях в культурном центре я писала: не могу утверждать, что имя Поэта вошло в израильскую литературу благодаря нашим чтениям, ведь разговор идет только с русскоязычным слушателем и читателем, но интерес и любовь к поэзии обнадеживают. И вот пришло время, мы стали свидетелями и читателями прозы, стихов, эпистолярного наследия Марины Цветаевой в переводе на иврит. И, как сказал М.Волошин, «чудо – есть», и мы с этим чудом теперь живем.

 

На Цветаевских чтениях в Реховоте звучали стихи, которые Анна Ахматова написала в 1940 году и посвятила их Марине Цветаевой.                   

          ПОЗДНИЙ ОТВЕТ

                         Марине Ивановне Цветаевой.

                       «Белорученька моя, чернокнижница»…                                                                                                                                  

 Невидимка, двойник, пересмешник…

Что ты прячешься в черных кустах? -

То забьешься в дырявый скворешник,

То блеснешь на погибших крестах.

То кричишь из Маринкиной башни:

«Я сегодня вернулась домой,

Полюбуйтесь, родимые пашни,

Что за это случилось со мной.

Поглотила любимых пучина,

И разрушен родительский дом».

…………………………………………………………..

Мы сегодня с тобою, Марина,

По столице полночной идем.

А за нами таких миллионы,

И безмолвнее шествия нет…

А вокруг погребальные звоны

Да московские хриплые стоны

Вьюги, наш заметающий след.

………………………………………………………………..

Цветаева этих стихов не услышала…

Десять лет назад в издательстве «Филобиблон» (Иерусалим) вышла моя книжка «И с просьбой о любви», первый раздел которой был посвящен жизни и творчеству поэта. До и после этого мои очерки публиковались в русскоязычных газетах Израиля, литературных журналах и альманахах. И вот к 125-летию Поэта я решила соединить их под одной обложкой, со словами Марины Цветаевой: «Я бесконечно благодарна всякому вниманию…»

Израиль – удивительная страна. Здесь все во благо - земля, вода. Воздух, солнце. И Слово – даже сказанное на чужом языке – тоже становится твоим.


29 сентября 2017 г.
   


Сопряжение
 К нашим зарубежным читателям
 Общество

Отзвук
 Злоба дня

Это мы
 Портреты

Обстоятельства
 Горожане

Обыкновения
 Нравы
 Даты

Здравствуйте!
 Медицина

Галерея
 Имена

Досуги
 Разное

Напоказ
 Творчество

Улыбка
 Юмор

Почитать
 Литература

Гласность
 Россия

В начале
 Основы всего

Татьяна
 Женские вопросы

Спорное
 Гипотезы

Так и есть
 Истинно

Добро пожаловать
 Собратья

Без преград
 Наши в Америке
 Наши в Ираиле

Диссонанс
 Несогласие

Иные
 Не мы
     
Распродажа культурных файлов FILE-SALE.RU. Новинки: