№1
    
 
 

  Самые интересные фотокарточки – любительские (не все, конечно, и уж точно не туристические: «А тут я в Париже, в Диснейленде»). Их сила – в эффекте скрытой камеры, когда на своего, домашнего придурка-энтузиаста с древним «ФЭДом» в руках никто не обращает внимания и поэтому не «делает лицо». И тогда, разглядывая запечатленные моменты жизни, невольно чувствуешь, как она интересна, многообразна и как неожиданны и любопытны бывают люди.
 

Одна беда у любительских снимков – плохое качество исполнения.

Но когда придурок-энтузиаст овладевает необходимыми техническим навыками, к нему почти всегда приходят другие беды (с нашей, зрительской точки зрения). Он, например, начинает «строить кадр», исходя из канонов изобразительного искусства и собственных представлений, что есть красиво. Избавляется от каких-то деталей, в которых и заключается добрая половина окружающей действительности. Дальше – больше: он начинает «привносить» в кадр «недостающие» детали – дабы показать, подчеркнуть что-то - для него - важное. Это – первая ступень мастерства.

Следующая – уже катастрофа. Настоящий мастер не просто щелкает затвором и даже не только строит кадр. Он выявляет в предмете своего внимания его «истинный» характер, «вытаскивает» откуда-то из глубины как бы потаенную сущность человека, смысл (уж он-то его знает). И тогда на фотобумаге (экране) порой возникают очень занятные картины, философские обобщения, парадоксы, зрительные кунштюки. И почти всегда – красота. Неплохие, в общем, вещи (кроме красоты – она рано или поздно развивается в гламур, то есть в определенном смысле в пустоту; есть и специальная технология продвижения в пустоту – «фотосессии»). Но из них, неплохих, в общем, вещей, почти полностью выдавливается бесценное качество любительской картинки – неискаженная информация о жизни и человеке.

На мой взгляд, в фотопортретах самое неприятное - даже не многочисленные «виньетки ложной сути», а постановка «естественности». Игра в естественность свойственна всем людям перед зрачком камеры. Ее удается порой преодолеть некоторым фотомастерам (например, Ю.Росту) и почти всем любителям.

Эту преамбулу я написал для того, чтобы сказать несколько слов об авторе размещенных здесь снимков.

Генриетта Перьян – классный профессионал. Обучившись во ВГИКе операторскому делу, она почти всю жизнь проработала на телевидении (в основном в Волгограде). Добросовестно тянула кинокорреспондентскую лямку, мотаясь с тяжеленными кофрами по городам и далеким станицам. Но, кроме камеры на плече, при ней всегда был фотоаппарат. Каким это оказалось благом! И для нее, и, главное, для нас, особенно тех, кто постарше. Перебираешь ее кадры двадцати-, тридцати-, сорокалетней давности – и ощущаешь ту атмосферу, с ее запахами, звуками и с чем-то еще… Настоящее дежавю. Генриетта своими фотками вызывает его на раз.

Я не случайно употребил вульгарноватое слово («фотки»). С моей точки зрения – это похвала, и относится она не ко всем ее работам, а только к тем, что наполнены драгоценным качеством «любительства».

Еще раз повторю, дабы не быть понятым превратно: Перьян – мастер, и у нее достаточно работ, которыми можно укомплектовать и вполне современную выставку, и модный альбом. Но таких авторов сейчас много, как и выставок, и альбомов.

Я не фотограф, и не берусь объяснить, чем достигается эффект истинности. Может, моментом нажатия затвора – на мгновение раньше или, наоборот, позже, чем кадр превратился в классический… Может, чем-то еще. Но вот что ясно: тех, кого она снимала, не считали ее самое чем-то «привнесенным» в их жизнь, она была своей, и поэтому ей, получается, было так много позволено – делать «любительские» карточки. И вот вам пожалуйста – исполнение мечты: истинно мастерский любительский снимок!

А теперь посмотрите, кто эти люди: Райкин, Окуджава, Высоцкий, Любимов, Тарковский, Светлов, Евтушенко, Вознесенский, Ахмадулина, Шпаликов, Данелия, Плисецкая, Р.Рождественский, Шукшин, Бурков, Никулин, Ю.Герман, Петрушевская, Рапутин, Белов, Войнович, Жванецкий, Пугачева, Гафт, Неелова… Здесь невозможно сказать «и другие», но «имен» еще много.

Ясно, что часто знакомства завязывались по репортерской службе. Но многие – продолжались. И не на фотосессиях, а в реальной жизни, на выступлениях, репетициях, встречах (по многим кадрам можно сочинить рассказ: что было до снимка, что будет позже). И, судя по карточкам, развивались - пусть не в дружбу, но в приязнь. Она, эта приязнь, если рассматривать весь ряд фотоперсонажей, явно основана не только на личной симпатии, но и на родственности мировоззрений. Большая часть героев Перьян – это вполне определенная хорошая компания, шестидесятники. Для кого-то это – так, пустой звук. А мы скажем: да, были люди в наше время.

А это и было время неукротимого фотолетописца Генриетты Перьян.
 

Александр СЕРГЕЕВ
 
P.S. Решил проверить себя и перелистал два альбома ну очень известных фотохудожников с портретами знаменитостей. Увы, сразу после картинок Перьян - скучно это, господа. Не цепляет. Не торкает.

 











Яндекс цитирования





       

 Генриетта Перьян, неукротимый летописец...

 

   


Сопряжение
 К нашим зарубежным читателям
 Общество

Отзвук
 Злоба дня

Это мы
 Портреты

Обстоятельства
 Горожане

Обыкновения
 Нравы
 Даты

Здравствуйте!
 Медицина

Галерея
 Имена

Досуги
 Разное

Напоказ
 Творчество

Улыбка
 Юмор

Почитать
 Литература

Гласность
 Россия

В начале
 Основы всего

Татьяна
 Женские вопросы

Спорное
 Гипотезы

Так и есть
 Истинно

Добро пожаловать
 Собратья

Без преград
 Наши в Америке
 Наши в Ираиле

Диссонанс
 Несогласие

Иные
 Не мы
     
Распродажа культурных файлов FILE-SALE.RU. Новинки: