№24
    
 
 

ИСПОЛНИЛОСЬ 140 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ УИНСТОНА ЧЕРЧИЛЛЯ

 

Немного странно сознавать, что многие из нас были современниками этой великой личности.

Достаточно вспомнить, что он вошел в историю как человек, который ос­тановил двух диктаторов - Гитлера и Ста­лина. И если в 1938 году в Европе его взгляд на Гитлера считали "неправильным", то через десять лет к его мнению о Сталине человечество прислушалось и "холодной войной" огра­дило себя от третьей мировой...

О Черчилле-политике написаны сотни томов, говорить тут об этом бессмысленно. О Черчилле-человеке, аристократе, абсолютном барине и одновременно "на­родном премьере", тоже известно очень многое. Показательна история, рассказан­ная в "Известиях" журналистом Севой Новгородцевым. В 1945 году Черчилль по­терпел поражение на выборах, отошел от государственных дел и... обнаружил, что он бедный человек. Глава государства-по­бедителя, человек, распоряжавшийся всем достоянием Великобритании, в семи­десятилетнем возрасте возвращается в свое поместье, некогда купленное на ли­тературные гонорары, и понимает, что он не в состоянии оплачивать текущие расхо­ды. Парламентарии, видя бедственное положение национального героя, собирают деньги по подписке, но Черчилль отказы­вается их брать.

С трудом достигли компромисса: кол­леги и друзья выкупили поместье за 50 ты­сяч фунтов стерлингов, передали его Наци­ональному тресту с тем, чтобы после смер­ти владельца превратить в музей, а сам Черчилль остался там пожизненным жиль­цом за номинальные 350 фунтов в год.

Черчилль-литератор прославился в ми­ре раньше, чем Черчилль-политик. Он писал статьи, романы, мемуары. Каждая кни­га его многотомной "Второй мировой вой­ны" в мгновение ока расходилась по обе стороны Атлантики тиражом 300000 экзем­пляров. Доход Черчилля от литературной деятельности значительно превосходил его жалованье как государственного деяте­ля и еще до Второй мировой войны был в пределах 30000 фунтов стерлингов в год.

Обладая великолепным стилем, он вы­нуждал любить свои сочинения даже людей, не согласных с их содержанием. В 1953 году Черчиллю присуждается Нобелевская премия по литературе «за высокое мастерство произведений исторического характера, а  также за блестящее ораторское искусство, помогавшее ему отстаивать высшие человеческие ценности». Афо­ристичность его слога не уступала глубине мысли. "Никогда не сдавайтесь, - сказал Черчилль в одном из своих выступлений, - никогда, никогда, никогда не уступайте ни в большом, ни в малом - если только того не требуют честь и здравый смысл".

 


Другие публикации этого раздела

http://obivatel.com/artical/60.html

http://obivatel.com/artical/30.html

http://obivatel.com/artical/95.html

http://obivatel.com/artical/117.html

http://obivatel.com/artical/155.html

http://obivatel.com/artical/197.html

http://obivatel.com/artical/227.html

http://obivatel.com/artical/250.html

http://obivatel.com/artical/271.html

http://obivatel.com/artical/293.html

http://obivatel.com/artical/316.html

http://obivatel.com/artical/351.html

http://obivatel.com/artical/367.html

http://obivatel.com/artical/391.html

http://obivatel.com/artical/419.html

http://obivatel.com/artical/438.html

http://obivatel.com/artical/450.html

http://obivatel.com/artical/478.html

http://obivatel.com/artical/505.html

http://obivatel.com/artical/532.html

http://obivatel.com/artical/534.html

http://obivatel.com/artical/550.html

http://obivatel.com/artical/570.html

   










Яндекс цитирования





       


ТАК
ГОВОРИЛ
ЧЕРЧИЛЛЬ

 

 

Умиротворять агрессора - значит кормить крокодила в надежде, что тебя он съест по­следним.

 

Нет никакой заслуги в том, чтобы оттянуть войну на год, если через год война будет го­раздо тяжелее и ее труднее будет выиграть.

 

Сколько недоразумений, вызвавших вой­ны, можно было бы устранить с помощью выжидания!

 

Я не приемлю того, что любезно говорили обо мне многие: будто я вдохновил народ. Воля его была тверда и беспощадна - и ока­залась непобедимой. У этого народа, рассе­лившегося по всему свету, было сердце льва. Мне же повезло в том, что меня позва­ли рыкнуть!

 

Никогда, никогда, никогда не думай, что война пройдет легко и гладко... Как бы ни был ты уверен в своей победе, всегда помни: войны бы не было, если бы твой противник не верил, что у него тоже есть шансы.

 

Вообще говоря, людей можно подразде­лить на три класса: тех, кто до смерти зава­лен счетами, тех, кто до смерти встревожен, и тех, кто смертельно скучает.

 

Лично я всегда готов учиться, но не всегда люблю, чтобы меня учили.

 

Лучшая инвестиция в любом обществе - помещать молоко в младенца.

 

Это не конец и даже не начало конца. Но, возможно, это конец начала.

 

Гольф - это бесплодная попытка отправить неуправляемый шар в недосягаемую лунку инструментом, для того не приспособленным.

 

Писать книгу - приключение. Вначале это игрушка и забава, затем она становится лю­бовницей, затем она становится хозяйкой, затем - тираном. Последняя фаза - когда готов уже смириться со своим рабством - ты приканчиваешь это чудище и швыряешь публике.

 

История будет добра ко мне потому, что я намерен ее написать.

 

В мрачных войнах современной демокра­тии нет места рыцарству. Тупая бойня в ги­гантских масштабах и массовые эффекты подавляют все возвышенные чувства.

 

Добронамеренность, сдерживаемая инерт­ностью и робостью, не может противостоять вооруженной и объятой решимостью без­нравственности.

 

Сказано, что демократия - наихудшая фор­ма правления, за исключением всех осталь­ных форм, время от времени опробовав­шихся.

 

Бесполезно говорить: "Мы делаем все, что можем". Надо сделать то, что необхо­димо.

 

Храбрость справедливо ценится как пер­вое человеческое качество, ибо она есть га­рантия всех остальных.

 

Диктатор скачет верхом на тигре и боится слезть. А тигр начинает испытывать голод.

 

Перед началом великого предприятия вре­мя идет медленно.

 

Мы все насекомые, но мне хочется думать, что я светляк.

 

Мы придаем форму нашим знаниям; а за­тем они формируют нас.

 

Могущество Человека возросло во всех об­ластях, но не распространилось на самого человека.

 

Вся история мира сводится к тому, что, ко­гда страны сильны, они не всегда справед­ливы: а когда они хотят быть справедливы­ми, у них уже нет сил.

 

Фашизм был тенью или уродливым дети­щем коммунизма.

 

Безумие - это такое заболевание, которое в войне дает преимущество внезапности.

 

Когда вы выигрываете войну, почти все, что ни делается, можно представить как правильное и мудрое.

 

Без вечной и неизмеримой неопределенно­сти драма человеческой жизни лишилась бы стержня.

 

Я обнаружил, что могу удлинить мой рабо­чий день часа на два, если часок посплю после обеда.

 

Я получил от алкоголя больше, чем он от меня.

 

Чтобы оставаться в форме, необходимы покой, хорошая еда и, самое главное - никакого «спорта».

 

Одиночные деревья, если не погибнут, вы­растут крепкими.

 

Я готов встретиться с моим Создателем. Готов ли Создатель вытерпеть встречу со мной - другой вопрос.

 

В военное время... правда так драгоценна, что постоянно должна находиться под охра­ной врак.

 

Военнопленный - это человек, который пытался вас убить, не смог - и теперь просит не убивать его.

 

Когда люди борются за свою жизнь, они ча­сто не склонны соблюдать вежливость по отношению к тем, кто пытается их уничто­жить.

 

Пожалуй, лучше быть безответственным и правым, чем ответственным и неправым.

 

Скажите то, что должны сказать, и после первой же правильно закругленной фразы - сядьте.

 

Не стану притворяться, будто отношусь к цветам непредвзято. Я радуюсь ярким цве­там и искренне жалею несчастный корич­невый.

 

Зло создается гораздо быстрее, чем ис­правляется.

 

Ничто не освежает так, как выстрел в тебя, если он не достиг цели.

 

У людей на континенте есть половая жизнь, у англичан - грелки.

 

Сбережения - отличная вещь. Особенно если их сделали для вас родители.

 

У каждого бывает свой день, и некоторые дни длятся дольше, чем другие.

 

Моя жизнь позади, но она еще не кончена.

 

Экспертов надо слушать, но не надо слу­шаться.

 

Необразованному человеку полезно чи­тать сборники цитат... Цитаты, врезав­шись в память, снабжают вас хорошими мыслями. Кроме того, побуждают к дальнейшему чтению в поисках новых цитат.

 

Труднее всего человеку влезть на навис­шую стену, поцеловать отпрянувшую де­вушку и произнести речь после обеда.

 

Если устроим распрю между прошлым и настоящим, окажется, что мы лишились бу­дущего.

 

Великая реформа произошла бы в полити­ке, если бы мудрость стала распространять­ся так же легко, как глупость.

 

Должен заметить, что мои жизненные правила предписывают в качестве абсолютно священного ритуала курение си­гар, а также употребление алкоголя до, после и, при необходимости, во время всех трапез, равно как и в перерывах между ними.

 

Не знаю случая, чтобы человек прибавил себе достоинства, требуя к себе уваже­ния.

 

Покуда я действую, исходя из своих убеж­дений и долга, я безразличен к уколам и на­смешкам. Думаю, они могут принести мне больше пользы, чем вреда.

 

Фанатик - тот, кто не может передумать и переменить тему.

 

В молодости я взял за правило никогда не пить крепкого до обеда. Теперь мое прави­ло - до завтрака.

 

Странные существа - животные. Собаки смотрят на тебя снизу вверх. Кошки смотрят свысока. И лишь свинья смотрит на тебя как на равного.

 

Политика так же увлекательна, как война, и так же опасна. На войне вас могут убить только раз, а в политике - многократно.

 

Социалисты считают, что получение при­были - грех. Я считаю, что настоящий грех - терпеть убытки.

 

Насколько легче связаться с плохими ком­паньонами, чем избавиться от них!

 

Легче управлять нацией, чем воспитывать четверых детей.

 

Мои вкусы просты. Я легко довольствуюсь наилучшим.

 

Я всегда следовал правилу: не беги, если можешь стоять; не стой, если можешь сидеть; не сиди, если можешь лежать.

 

Все, чего я хотел, — это согласия с моими желаниями после конструктивной дискуссии.

 

Политик должен уметь предсказать, что произойдет завтра, через неделю, через месяц и через год. А потом объяснить, почему этого не произошло.

 

Врожденный порок капитализма — неравное распределение благ; врожденное достоинство социализма — равное распределение нищеты.

 

В моей стране представители власти гордятся тем, что они слуги государства; быть его хозяином считалось бы позором.

 

Дипломат — это человек, который дважды подумает, прежде чем ничего не сказать.

 

Я никогда не критикую правительство своей страны, находясь за границей, но с лихвой возмещаю это по возвращении.

 

Ис­то­рию пи­шут по­бе­ди­те­ли.

 

Я давно заметил, что все стремятся во всем обвинить меня. Очевидно, они думают, что чувство вины меня украшает.

 

Школьные учителя обладают властью, о которой премьер-министры могут только мечтать.

 

Если правда многогранна, то ложь многоголосна.

 

Копить деньги — вещь полезная, особенно если это уже сделали ваши родители.

 

Я всегда готов учиться, но мне не всегда нравится, когда меня учат.

 

По свету ходит чудовищное количество лживых домыслов, а самое страшное, что половина из них — чистая правда.

 

Люди прекрасно умеют хранить секреты, которых не знают.

 

Пессимист видит трудности при каждой возможности, оптимист в каждой трудности видит возможности.

 

Совершенствоваться — значит меняться, быть совершенным — значит меняться часто.

 

Заглядывать слишком далеко вперед — недальновидно.

 

Умный человек не делает сам все ошибки — он дает шанс и другим.

 

Всегда легче заявлять о своих принципах, чем осуществлять их.

 

Успех — это умение двигаться от неудачи к неудаче, не теряя энтузиазма.

 

Из опы­та боль­ших дел я вы­нес, что пы­тать­ся ула­дить все сра­зу час­то яв­ля­ет­ся ошиб­кой.

 

Вы ни­ког­да не дой­де­те до мес­та наз­на­че­ни­я, если будете швы­рять кам­ни в каж­дую со­ба­ку, что ла­ет.


2 января 2015 г.
   


Сопряжение
 К нашим зарубежным читателям
 Общество

Отзвук
 Злоба дня

Это мы
 Портреты

Обстоятельства
 Горожане

Обыкновения
 Даты
 Нравы

Здравствуйте!
 Медицина

Галерея
 Имена

Досуги
 Разное

Напоказ
 Творчество

Улыбка
 Юмор

Почитать
 Литература

Гласность
 Россия

В начале
 Основы всего

Татьяна
 Женские вопросы

Спорное
 Гипотезы

Так и есть
 Истинно

Добро пожаловать
 Собратья

Без преград
 Наши в Америке
 Наши в Ираиле

Диссонанс
 Несогласие

Иные
 Не мы
     
Распродажа культурных файлов FILE-SALE.RU. Новинки: