№11
    
 
 

1 апреля - 200 лет со дня рождения Н.В. Гоголя

26 апреля - 100 лет московскому памятнику Гоголю

 

Памятник Гоголю работы скульптора Андреева должен быть возвращен на свое историческое место на Гоголевский бульвар хотя бы к 200-летию со дня рождения писателя. Так считают выдающиеся деятели науки и культуры, обратившиеся с письмом в Государственную думу РФ. Сейчас эта жемчужина московской монументалистики спрятана в проходном дворе дома №7 на Никитском бульваре. По мнению специалистов и общественности, справедливость должна быть восстановлена. Тем более никаких противоречий с законом об охране памятников в данном случае быть не должно — все архитектурно-художественное оформление площадки, на которой первоначально стоял андреевский Гоголь, сохранилось. Среди подписантов письма — академики Глазунов, Манн, Горбаневский, Кудрявцев;  режиссеры Захаров, Рязанов; Швыдкой и другие.

"Московский комсомолец", 18.11.2008


…В 1924 году андреевский монумент был включен в «Список зданий, памятников, имеющих историко-художественное значение по Москве и Московской губернии» – наряду с памятниками Минину и Пожарскому скульптора Ивана Мартоса и памятником Пушкину скульптора Александра Опекушина.

В 1936 году было принято постановление Совета народных комиссаров СССР «О сооружении нового памятника Н. В. Гоголю в Москве», в котором говорилось о необходимости установить памятник писателю, «отражающий подлинный облик великого русского писателя-сатирика». По некоторым сведениям, памятник не нравился лично Сталину, который находил его слишком мрачным.  

На его месте в 1952 году был поставлен памятник работы скульптора Николая Томского. Позднее Томский написал: «Из всех созданных мною в последние годы монументальных произведений я считаю самым неудачным памятник Н.В.Гоголю в Москве, выполненный мной в чрезвычайной спешке к юбилею писателя». Не понравился памятник и москвичам, но отзывы официальной прессы были положительными.

В Санкт-Петербурге, как и в Москве, есть два памятника Гоголю. Один из них – это бронзовый бюст писателя в петербургском Александровском саду.

Городская Дума Санкт-Петербурга в 1891 году, в связи с 50‑летием со дня смерти Лермонтова, параллельно приняла решение и об установке памятника Гоголю. Думой был поставлен вопрос «об открытии бесплатных читален в память этих писателей и об установке их бюстов в Александровском саду». Бюст Гоголя был отлит по модели, выполненной скульптором Василием Крейтаном, и установлен в Александровском саду 17 июня 1896 года.

Решение о сооружении более масштабного памятника Гоголю в Санкт-Петербурге было принято в 1952 году – в год 100‑летия со дня смерти писателя. Тогда же на Манежной площади Петербурга был установлен закладной камень. Однако памятник работы скульптора Михаила Белова был открыт лишь 8 декабря 1997 на Малой Конюшенной улице, рядом с Невским проспектом. Монумент был сооружен на средства общественной Ассоциации «Клуб «Невский проспект» и ряда юридических и частных лиц Санкт-Петербурга. Все они отмечены на тыльной стороне постамента.

Один из старейших в России памятников Гоголю находится в Волгограде. Монумент строился на добровольные пожертвования, сбор которых в 1909 году – в год 100‑летия со дня рождения писателя – начала городская управа. Бронзовый бюст Гоголя работы скульптора И.Ф. Тавбия был торжественно установлен на Александровской площади в 1910 году. В 1930‑е годы памятник был перенесен на территорию Комсомольского сада.

Памятник был поврежден в ходе Сталинградской битвы и хранит на себе следы пуль и осколков. В 1959 году поврежденный постамент был заменен новым, выполненным из розового полированного гранита, высотой 2,6 метра. Автор проекта – архитектор Иван Белдовский.

Во время реконструкции драмтеатра им. Горького в 1977 году памятник Гоголю был перемещен к боковому выходу театра и повернут на 90 градусов, лицом в сторону Комсомольского сада.

Большое количество памятников писателю установлено на Украине. На Украине был открыт и первый в мире памятник Гоголю. Это произошло 4 сентября 1881 года. Памятник был установлен в городе Нежин Черниговской области, где Гоголь с мая 1821 по июнь 1828 года обучался в Гимназии высших наук. Автором первого памятника Гоголю стал скульптор Пармен Забелло.

К числу известных памятников Гоголю, созданных до революции 1917 года, относятся также монумент, открытый в городе Могилеве-Подольском Винницкой области в 1898 году, и бюст Гоголя работы скульптора Бориса Эдуардса, установленный в Харькове в 1909 году.

Одним из старейших среди ныне существующих является памятник работы скульптора Ильи Гинцбурга, установленный в 1910 году перед зданием музея в селе Большие Сорочинцы, где родился писатель.

Примечателен созданный в 1915 году, но открытый лишь в марте 1934 года на улице Гоголя в Полтаве монумент работы скульптора Леонида Позена. Бронзовая фигура писателя установлена на высоком постаменте. Памятник расположен неподалеку от театра, носящего имя Николая Гоголя.

Из более поздних следует упомянуть памятник Гоголю в Днепропетровске на пересечении улицы Гоголя и проспекта Карла Маркса (установлен 17 мая 1959 года, скульпторы А. Сытник, Э. Калишенко, А. Шрубшток) и памятник Гоголю в Киеве на Русановском бульваре (установлен в 1982 году, скульптор А. Скобликов).

В Полтавской области памятники Гоголю установлены также в Диканьке и Гоголево. В Миргороде на набережной Миргородской лужи 18 сентября 2008 года был открыт монумент работы скульптора Дмитрия Коршунова, который на сегодняшний день является самым «молодым» памятником Гоголю.
В разные странах мира существует более 15 памятников Николаю Васильевичу Гоголю. Из установленных в странах дальнего зарубежья наиболее значительным из них считается монумент работы скульптора Зураба Церетели, открытый 17 декабря 2002 года в центре Рима на вилле Боргезе, напротив музея современного искусства. Памятник выполнен по поручению римского муниципалитета. Любовь Гоголя к Риму и Италии, где писатель жил в 1837-1948 годах, неоднократно подчеркивалась как им самим, так и его современниками.

(РИА-Новости. Материал подготовлен на основе информации открытых источников)


 


Другие публикации этого раздела

http://obivatel.com/artical/62.html

http://obivatel.com/artical/47.html

http://obivatel.com/artical/109.html

http://obivatel.com/artical/145.html

http://obivatel.com/artical/168.html

http://obivatel.com/artical/191.html

http://obivatel.com/artical/230.html

http://obivatel.com/artical/255.html

http://obivatel.com/artical/300.html

http://obivatel.com/artical/360.html

   










Яндекс цитирования





       

                                              

Леонид ЛЕРНЕР

 

«Только люди,

способные к безумию,

приносят откровения истины»

                                  Скучно  на этом свете, господа!

                                                           Н.В. Гоголь

Фавны, сирены,  русалки, фонтаны, надгробные кресты и решетки,  бюсты  и статуи из бронзы, гипса и дерева… Если сравнить этот мир, сотворенный Николаем Андреевым, с театром, то можно сказать: скульптор долгое время не знал своего истинного амплуа. Быть может, потому, что ему удавалось решительно все. Но однажды он вышел на сцену в роли Гоголя...

 

                                   Трагедия к юбилею

…Я держу в руке  реликвию – билет на торжественную службу в храме Христа Спасителя «в честь открытия памятника Н.В.Гоголю 26 апреля 1909 года». А вот редчайшая фотография: Арбатская площадь, кипящая морем голов, у края которой, перед входом на бульвар, высится нечто, закрытое покрывалом. Все знают: т а м  - Гоголь. Прошло столько лет с тех пор, как он умер, а ему всего лишь сто лет. Из тех, кто пришел сюда, на его столетие, мало кто видел Гоголя живым. Но все знают: это и «чуден Днепр», и леденящий душу Вий, и самый смешной  на свете Ревизор, и самая живая в мире Шинель, и самые Мертвые Души…

Теперь уже никто, пожалуй, не сомневается, что памятник Андреева Гоголю - подлинный шедевр. Но в тот день…

Когда было сброшено покрывало, и Гоголь явился тысячам людей, на площади воцарилась тишина. Зябко кутаясь в бронзовую шинель, на постаменте сидел, горбясь под неведомой тяжестью, страшно одинокий человек. Кисть правой руки судорожно сжимала полу шинели, как некогда – перо. А лицо  выражало такую муку, что толпа затаила дыхание. То был памятник, разрушавший все стереотипы: трагическое это изваяние явно не годилось для юбилейного торжества.

Наутро Россия узнала из газет потрясенное мнение очевидцев: «Ожидали образа, к которому привыкли. И вместо этого: голова, втянутая в плечи, огромный, безобразящий лицо нос, и взгляд – тяжелый, угрюмый, выдающий нечеловеческую скорбь».

«Ожидали образа, к которому привыкли…» К чему привыкли? Неужто к тому, о чем нам, уже в советской школе, твердили: Гоголь – обличитель крепостничества и жадного, тупого чиновничества, он же – певец «русской тройки», перед которой (придет время!) расступятся все народы и государства. В те годы мы знали только памятник Томского, ставший символом советского гоголеведения. А истинный Гоголь – Гоголь Андреева был заброшен во двор Донского монастыря, покоился на скульптурном кладбище образов, не годившихся для воспитания строителей коммунизма.

Спустя много лет я увидел его на Никитском бульваре, во дворе особнячка, в котором Гоголь сжег второй том «Мертвых душ» и где мучительно умирал. На втором этаже этого дома  выпускали  журнал, в котором я сотрудничал, а на первом, в бывшей квартире Гоголя, помещалась библиотека его имени. Помнится, мы недоумевали: почему не музей? Все, казалось, располагало к этому: дом, в котором прошли последние дни Гоголя, и даже сохранился камин, в котором сгорел его роковой труд. И сам Гоголь, как живой, сидел во дворе, мучительно думая о чем-то ведомом только ему.

 

Теплыми летними вечерами мы часто сиживали возле него на лавочке, под старыми липами, пили портвейн и говорили «за жизнь». В частности, и о том, что Андреев, по сути, свершил невероятное: быть может, впервые в истории искусства тайну человека донесло не слово (которое, как известно, всегда «вначале») а руки скульптора.

 

                                                Загадка Гоголя

Гоголь написал «Мертвые души» в возрасте распятия Христа. Столько же было Андрееву, когда  он делал первые эскизы к образу человека, которому эта книга уготовила и смерть и бессмертие. Из всего созданного Гоголем именно «Мертвые души» выбрал скульптор  эпиграфом к своему гоголевскому портрету.

Перечитав заново все - от гомерически смешной и лирически задушевной мистики малороссийский «вечеров» до пронзительной и беспощадной прозы петербургских будней, - Андреев буквально замер на «Мертвых душах». В них гениальная интуиция Гоголя граничила с божественной. Так вот почему его принимали за сумасшедшего! Не может «нормальный» человек  т а к  видеть людей.  Но почему сжег второй том? Быть может, и в самом деле в те дни сходил с ума? А может, потому, что в этом, совсем  д р у г о м  томе, смертельно испуганный общественным резонансом, отрекся от самого себя, придумав «положительных» героев – бережливого помещика, праведного купца, богоподобного князя… К счастью, за несколько дней до смерти последовало божественное озарение: рыдая у горящего камина, Гоголь сжег свое «отречение», ибо понял, что сия малодушная книга предает его гений. Нет, не с ума он сходил и умер не от болезни, а от невероятной, нечеловеческой тоски по светлому божественному миру, гибнущему от человеческой пошлости и мерзости.

В 1933 году,  после смерти Андреева, появится «Жизнь Гоголя» Вересаева, где автор документально, в беспощадных деталях, сам мучаясь от пережитого любимым писателем, опишет последние дни Гоголя. И, читая эту книгу, многие вспомнят андреевский памятник. В дни юбилейных торжеств, когда великих людей и властителей дум причисляют к богам, скульптор посмел нарушить традицию, изобразив просто человека, в самый трудный для него – предсмертный час.

                              

 Ошибка Василия Розанова

Большое, как сказал поэт, видится на расстоянии. Вот уж и ХХI век идет. Более 150 лет, как не стало Николая Гоголя. 77 лет назад ушел из жизни Николай Андреев. И чем дальше уходят от нас эти люди, тем очевиднее их творения. Но все равно удивляюсь недоумению, с каким был встречен андреевский Гоголь чуть не всей Россией, даже такими проницательными умами, как Василий Розанов. «Самая суть пришествия в Россию Гоголя, - писал он, - заключалась именно в том, что Россия представлялась сама по себе  монументальною, величественною, значительною. Гоголь же прошелся по всем этим «монументам» и смял их своими тощими бессильными ногами…» Розанов имел в виду дух Гоголя, пронесшийся ураганом над великой страной. Но как изобразить этот дух? «В слове-то все выйдет. А в лепке? Ибо лепка есть тело, есть форма, она осязаема, ощутима. Как же изваять Гоголя, да еще в бронзе, который, как и его герои, был «бесплотным духом». Видимость полного человека – имел, а натуру полного человека – вовсе не имел».

И это говорилось в те дни, когда бронзовый Гоголь Андреева уже явился! И не был ни монументом, которого желала видеть «монументальная» Россия, ни «бесплотным духом», каким представлялся Розанову, а всего-навсего человеком. Более того, человеком, в трагической фигуре которого, в позе и взгляде угадывались все противоречия страны, в которой он творил. То был своего рода памятник России. Вот почему он вызвал такой переполох, особенно среди «патриотов». Степень раздражения была так велика, что были даже предложения «взорвать, уничтожить» этот страшный памятник.

Что же стало со скульптором, воссоздавшим трагедию Гоголя, осознавшим ее смысл вопреки мнению даже таких авторитетов, как Белинский (заклеймивший «предателя»), Достоевский (сочинивший на Гоголя злейшую пародию в образе Фомы Опискина), Толстой (признавший за Гоголем «прекрасное сердце», но – «небольшой и робкий ум»)? В России Серебряного века сложилось иначе. Несмотря на все выпады, именно «Гоголь» принес Николаю Андрееву всероссийскую известность. Никто не смог отказать скульптору в блистательном мастерстве и новаторстве. И в самом деле, памятник Андреева был до дерзости нов. Тот же Розанов в статье «Отчего не удался памятник Гоголю» вынужден был признать, что не удался он лишь в том, что «памятник ставится всему в человеке» – Андреев же взял только конец: безумие и смерть. И, отдавая должное скульптору-провидцу, припомнил из «Пира» Платона: «Только люди, способные к безумию, и именно в пароксизмах безумия, приносят на землю глубочайшие откровения истины». Что касается необычайной выразительности памятника, тут Розанов и вовсе признал, что, «это портрет живого натурального человека. Но таков он, когда рассматриваешь его вблизи. Печаль состоит лишь в том, что все это пропадает, едва мы отдаляемся от него…»

Я вспоминаю эти слова, стоя возле андреевского Гоголя, укрытого от городского шума и суеты в тихом дворике. Я гляжу на него и не могу оторваться. И думаю о том, что, лепя этого одинокого человека, который весь – страдание, Андреев создавал его не для площадей и толпы, а для каждого в отдельности. Чтобы любой из нас, в сущности такой же одинокий, мог прийти к нему и поговорить, как человек с человеком. И слава Богу, что (пережив чуть не столько же, сколько и живой!) бронзовый Гоголь вернулся в свой двор, к своему дому, где его одиночество так осмысленно и так понятно. А порой кажется, что и дух создателя этой абсолютно живой скульптуры тоже нашел здесь свой последний приют. Ведь «Гоголь» Андреева – это, по сути, единственный шедевр, оставшийся нам от наследия великого скульптора. Ибо сразу же после смерти началась его собственная трагедия.

                                

Эпилог

Известно, что андреевский Гоголь сразу не понравился Ленину. Однако большевики первой волны сумели оценить редкое качество Андреева: в любых течениях и веяниях он умел выявить самое ценное. Впрочем, именно это ему, в конце концов, и припомнили. А началось с главного большевистского заказа – статуи Ленина. Исполнения ждали терпеливо, целых десять лет. И все это время удача, казалось, неизменно сопутствовала скульптору. Побеждал на всех главных конкурсах, в частности, выиграл у самой Голубкиной право на памятник Островскому. Умер на самом взлете славы и карьеры. Незадолго до смерти был избран первым председателем Союза советских скульпторов…

А после похорон пришли взглянуть на андреевского Ленина, которого он, до поры, никому не показывал. И стало очевидно, что Николай Андреев и тут остался скульптором Гоголя.

Ему мстили жестоко. Сначала с Театральной площади увезли в неизвестном направлении андреевскую голову Дантона. Затем настала очередь статуи Свободы, выполненной Андреевым для обелиска Конституции: в 1941 году ее взорвали на Советской площади, чтобы на этом же «лобном месте» поставить Юрия Долгорукого. И, наконец, пришли за Гоголем. Его свезли в Донской монастырь. Лишь по счастливой случайности (с десяток лет пролежав среди скульптурных руин) он уцелел и в разгар недолгой хрущевской «оттепели» был возвращен из ссылки.

Загадочный, тоскующий, одинокий, он все еще ждет чего-то во дворе своего последнего дома.

 


 


      

   


Сопряжение
 К нашим зарубежным читателям
 Общество

Отзвук
 Злоба дня

Это мы
 Портреты

Обстоятельства
 Горожане

Обыкновения
 Нравы
 Даты

Здравствуйте!
 Медицина

Галерея
 Имена

Досуги
 Разное

Напоказ
 Творчество

Улыбка
 Юмор

Почитать
 Литература

Гласность
 Россия

В начале
 Основы всего

Татьяна
 Женские вопросы

Спорное
 Гипотезы

Так и есть
 Истинно

Добро пожаловать
 Собратья

Без преград
 Наши в Америке
 Наши в Ираиле

Диссонанс
 Несогласие

Иные
 Не мы
     
Распродажа культурных файлов FILE-SALE.RU. Новинки: