№5
    
 
 

«Произойдет великая продолжительная война и страшная революция в России, превышающая всякое воображение человеческое, ибо кровопролитие будет ужаснейшее… Произойдет гибель множества верных отечеству людей, разграбление церковного имущества и монастырей; осквернение церквей Господних; уничтожение и разграбление богатства добрых людей, реки крови русской прольются. Но Господь помилует Россию и приведет ее путем страданий к великой славе...».

Это сказано более 180 лет назад. Пророчество – это всегда предупреждение. Мы вспоминаем ныне о сделавшем его пророке и великом подвижнике русской земли Серафиме Саровском: ныне исполнилось 175 лет, как он умер.


 


На границе Могилевской и Гомельской областей расположено некогда самое большое село на Краснопольщине - Выдренка. Все хорошо, если бы... не Чернобыль. Да и то выдренцев предупредила об этом икона из местной церквушки.  - Еще отец Виктор (Виктор Казека, покойный батюшка церкви) был жив-здоров, - вспоминает Анна Акиншева, главный зоотехник колхоза «Холмянский» и по совместительству церковный староста. - Вдруг видим, что на иконе Серафима Саровского облако появилось, будто нарисовал его кто-то. Хоть эта икона всегда тут висела и ничего с ней такого не было. Батюшка говорит: «Гляньте, гляньте на икону, она преображается!» Ну, а когда Чернобыль случился, мы и поняли, к чему знак был. Это нас Серафим Саровский предупредил!

«Днепровская неделя», №16 (791), 22 апреля, 1999.

   










Яндекс цитирования





       

       РАДОСТЬ МОЯ!
       СТЯЖИ СЕБЕ
       МИРНЫЙ ДУХ,
       и тысячи вокруг
       тебя спасутся

 

 …Когда нижегородский помещик Мотовилов, испытал все способы лечения, какие только были ведомы врачам, и не получил даже самого малого облегчения от «великих ревматических и других болезней, с расслаблением всего тела и отнятием ног, скорченных в коленках, распухших, с язвами пролежней на спине и боках», он велел нести себя в Саровскую пустынь к батюшке Серафиму. Четыре человека несли его на руках, а пятый поддерживал голову, когда 9 сентября 1831 года он предстал на берегу реки Саровки возле большой и толстой сосны, где батюшка беседовал с народом.

– Да ведь я не доктор, – сказал ему отец Серафим, – к докторам надобно обращаться, когда требуется лечиться от болезней.

Но Мотовилов настаивал. И Серафим спросил:

– А веруете ли вы в Господа Иисуса Христа, что Он есть Богочеловек, и в Пречистую Его Божию Матерь, что Она есть Приснодева?

– Верую.

– А веруете ли, что Господь как прежде исцелял мгновенно и одним словом Своим или прикосновением Своим все недуги, бывшие в людях, так и ныне так же легко и мгновенно может по-прежнему исцелять требующих помощи одним же словом Своим, и что ходатайство к Нему Божией Матери за нас всемогуще, и что по сему Ее ходатайству Господь Иисус Христос и ныне так же мгновенно и одним словом может исцелить вас?

– Истинно всему этому всею душою моею и всем сердцем моим верую.

– А если веруете, то вы здоровы уже!

– Как здоров, когда люди мои и вы держите меня на руках?

– Нет! Вы совершенно всем телом вашим теперь уже здоровы вконец!

И отец Серафим приказал людям отойти от больного, а сам, взяв его за плечи, приподнял от земли и, поставив на ноги, сказал:

– Крепче стойте, тверже утверждайтесь ими на земле, вот так; не робейте, вы совершенно здоровы теперь… Вот видите ли, как вы хорошо теперь стоите… Ну, вот уже и я не держу вас, а вы и без меня все же крепко стоите, идите же смело, батюшка мой…

Не правда ли, совсем как в Евангелии, – знаменитое субботнее исцеление в Иерусалиме у Овечьих ворот, когда больному было сказано: «Встань, возьми постель твою и ходи».

Но ведь там был сам Иисус Христос.

На берегу же Саровки был человек, и до причисления его к лику святых (канонизации) было еще более семидесяти лет.

Одно из условий канонизации в любой церкви – святость жизни. Жития. На что невольно обращаешь внимание: едва ли не у всех святых жизнь становится житием благодаря проявлению великой твердости в вере, когда кто-то принуждает отказаться от нее и подвергает верующего невыносимым мучениям и соблазнам.

У Серафима Саровского не так. Он прожил тяжелую жизнь. В 1759 году в семье курского купца Исидора Мошнина родился сын Прохор, которому суждено было стать самым великим подвижником благочестия последнего времени. Отец – Исидор Мошнин был богатым, глубоко верующим человеком. Свои деньги он не только вкладывал в дело, но и передавал большие пожертвования церкви, в том числе и на строительство новых храмов.

Главное его сооружение в Курске – храм Сергия Радонежского. В 1762 году нижняя церковь с престолом была довершена, и в тот же год Исидор Мошнин скончался, передав все свои дела жене Агафье. Однажды, когда Прохору было семь лет, мать взяла его с собой осматривать строительство церкви. У самого верха колокольни мальчик неосторожно перевесился за перила и упал на землю. Мать в ужасе сбежала вниз, к несказанной радости и великому своему удивлению, она увидела сына стоящим на ногах. Отслужили благодарственный молебен. Многие после этого случая подумали, что Прохор Мошнин охраняется особым Промыслом Божиим.

Когда его начали учить грамоте, он принялся за дело с большой охотой, стал быстро успевать в учении, как вдруг его сразил тяжелый недуг. Домашние уже не надеялись на выздоровление, когда Прохору явилась во сне  Богородица и обещала исцелить его.Вскоре из Знаменского монастыря в Коренную пустынь был крестный ход с чудотворной Курской-Коренной иконой Знамения (вспомните знаменитую картину И. Репина «Крестный ход в Курской губернии»). Шествие, застигнутое сильным ливнем, свернуло во двор Мошниных. Агафья воспользовалась этим и поднесла больного Прохора к иконе. Заметили, что с того случая Прохор стал быстро поправляться и вскоре выздоровел совсем.

В своих молитвах перед иконой Божьей Матери мать Прохора дала слово, что сын ее посвятит свою жизнь служению Богу. Получив хорошее образование, сын ее, тем не менее, и сам тяготился мирской жизнью и уже в отроческие годы решил, что примет монашеский постриг. Он очень рано сам определил свою жизненную стезю как путь духовного постижения. Чтение священных книг, посещение храма, уединенное богомыслие, дружба с юродивым, наделенным даром прозорливости, – это его детство и отрочество. Став юношей, он вместе с паломниками отправился в Киево-Печерскую лавру и получил благословение на иночество у старца Досифея. Старец указал ему место, где он должен принять послушание и постриг. Этим местом была названа Саровская пустынь.

Но Прохор на два года вернулся в Курск. Это могло показаться странным, ведь он так стремился к иноческому житию. Благословения матери и старца были получены, а он чего-то ждал... Все разъяснится, если обратиться к документам. 22 октября 1778 года, на «Казанскую», произошло освящение верхнего храма, а 20 ноября Прохор прибыл в Саров. Стало быть, он ожидал завершения святого дела своей семьи: окончания строительства Сергиево-Казанского Курского храма. Прохор не хотел уйти, не помолившись в новом соборе.

После окончания строительства собора в Курске Мошнины из преуспевающих купцов превратились в беднеющих мещан. Дядя Прохора Семен Алексеевич Мошнин умер на квартире дальнего родственника, у которого жил после того, как пришлось продать имущество. Недолгий род Мошниных словно только для того и появился на свет, чтобы построить величественный храм и воспитать великого подвижника благочестия.

В 19 лет Прохор – послушник Саровской обители, в 27 пострижен в иночество и наречен Серафимом, в 34 стал иеромонахом. Все это время своей жизни он проводил в непрерывном молитвенном горении и исключительном церковном прилежании. Но неистовой его натуре этого было мало для полного своего проявления. И он уходит в лесную глушь, в маленькую келью-хижину без окон. Здесь уже ничто не могло отвлечь его от непрерывного чтения Священного Писания, молитв, аскетической и житийной литературы. Отказавшись от  получения хлеба из обители, он питается сперва овощами со своего небольшого огорода, а потом и вообще только травой «сниткой»: «Рвал ее, да в горшочек клал; немного вольешь, бывало, в него водицы – славное выходит кушанье». И так более двух с половиной лет. Согласно многочисленным свидетельствам, медведи, зайцы, волки, лисицы прибегали к его келье. Старица Плещеева видела, как Серафим из своих рук кормил медведя…

Заметим: никто со стороны не испытывает твердость веры Серафима, не преследует за нее. Все – сам. Все – ради достижения, на взгляд обычного человека, недостижимого идеала. Да и как он может быть достижим, если это – Иисус Христос. «Сравните св. Серафима Саровского, величайшее явление мистической святости в православии, с св. Терезой, мистической святостью католичества, – писал выдающийся русский философ Николай Бердяев. – Православная мистика более мужественная и волевая, католическая мистика более женственная и чувственная. В восточноправославной мистике Христос принимается внутрь человека, становится основой жизни, в западнокатолической мистике Христос остается предметом подражания, объектом влюбленности, остается вне человека».

Подтверждением мысли о принятии Христа «внутрь человека» стало происшествие, когда два недоумка пришли грабить Серафима. Тот работал в лесу с топором в руках. Здоровый, сильный мужчина, он мог без труда расправиться со злодеями. Но… положил топор на землю и спокойно скрестил руки на груди. Его били обухом его же топора, поленом, топтали ногами и оставили истекающим кровью, забрав несколько картофелин… С того времени он стал согбенным, ходил, постоянно опираясь на палку. Придя в себя после зверского избиения, первым делом помолился за своих обидчиков.

Не каждому дано такое понять. Легче это осознать, вдумавшись в бессмертное речение преподобного старца, сказанное им одному посетителю: «Радость моя! Стяжи себе мирный дух, и тысячи вокруг тебя спасутся». Он стяжал себе мирный дух, много отдав за него…

Но, видимо, нет пределов в достижении поставленной цели. И далее в жизни Серафима - «столпнический период» (ежедневные и еженощные моления на камне), молчальничество – когда он ни с кем не говорил, затвор – жизнь в обители, но в совершеннейшем уединении.

Когда, в возрасте 56 лет, он стал вступать в беседы с приходившими к нему за советами, всем стало очевидным сияние святости, исходившее от старца.

Но старец принимал не всякого пришедшего. Незадолго до восстания декабристов в 1825 году пришли к нему два брата-князя. Одного старец принял ласково, поговорил с ним. Другому сказал: «Гряди, откуда пришел» и решительно отказал в своем благословении. После этого подвел одного послушника к колодцу, вода в котором стала мутной и грязной, и сказал: «Так и этот человек, который приходил сюда, намеревается возмутить Россию». Этим другим братом был князь Сергей Волконский, будущий участник открытого «бунта против русской монархии» (именно так отзывался о нем отец Серафим), сосланный царем в Сибирь.

Откуда мог знать Серафим Саровский о трагических событиях, которые разыграются на Сенатской площади? Но знал, предвидел. Как предвидел и многое на года и даже на века вперед.

Отец Серафим предсказал холеру в России и открыто предвозвещал, что ее не будет ни в Сарове, ни в Дивеевском монастыре. И действительно, во время страшной эпидемии – это когда Пушкин из-за холеры остался в своем имении на «болдинскую осень» – в монастыре и обители не умерло ни одного человека.

С 1831 года старец возвещал о предстоящем голоде. Встречаясь с отцом Нифонтом, настоятелем монастыря, он ему твердил: «Голод будет, голод будет». Для предотвращения бедствия он советовал сделать запас хлеба в шесть годовых потреб, заметив, что при его жизни четвертый раз наступает голод, а обитель Саровская никогда не имела недостатка в хлебе. Маловерные и ропотливые монахи стали порицать старца. Но обстоятельства оправдали его слова.

В начале тридцатых годов XIX века в беседах о судьбах России  он не раз говорил, что «в близком будущем на Россию из-за отступления от православия восстанут три державы. Но за православие Господь помилует и сохранит ее». Речь, как открылось после, шла о Крымской войне и обороне Севастополя от англичан, французов и турок. Действительно – три державы!С началом боевых действий в Севастополе «служка Серафимов» послал царю Николаю I для отправки в действующую армию список с иконы Божией Матери «Умиление», перед которой всю жизнь молился и скончался преподобный Серафим. Уже после войны адмирал П.И. Кислинский рассказал, что произошло дальше: «Икона Божией Матери от Государя была прислана, но наш светлейший главнокомандующий сухопутными и морскими силами в Крыму князь А.С. Меншиков на нее не обратил никакого внимания, и она долгое время хранилась в каком-то чулане, пока сам Государь не запросил, куда она помещена. Тогда ее разыскали и поставили на Северную сторону, и только Северная сторона, как вам известно, и не была взята неприятелем».

Существует предание, что во время встречи отца Серафима Саровского с императором Александром I еще в 1815 году старец предсказал: «Будет некогда Царь, который меня прославит, после чего будет великая смута на Руси, много крови потечет за то, что восстанут против этого Царя и самодержавия, но Бог Царя возвеличит».

Как же было на самом деле? Архимандрит Серафим говорил императору Николаю II о необходимости канонизации преподобного Серафима. 29 января 1903 года Серафим Саровский был причислен к лику святых. Торжественное провозглашение и перенос мощей состоялись в Саровской пустыни 19 июля 1903 года.

Далее император Николай II, который стал инициатором канонизации и прославления Серафима Саровского, был казнен вместе со своей семьей. «Но Бог Царя возвеличит». И это пророчество сбылось: в 2000 году Николай-мученик был причислен к лику святых. Существует легенда, что император Александр I посетил в 1815 году старца Серафима, и тот сказал ему: «Продлится род твой триста лет и три года. Начался он в доме Ипатьева и кончится в доме Ипатьева»... «Россия будет затоплена кровью за грехи ее. Но Господь милостив. Он даст России восстать из руин».

Так оно и случилось. Первый царь из рода Романовых Михаил был избран в 1613 году в Ипатьевском монастыре Костромской губернии. А через 305 лет династия прекратилась после убийства Николая II и его сына наследника Алексея в доме инженера Ипатьева в Екатеринбурге.

Сбылось через 160 лет и другое предсказание преподобного Серафима - о том, что его мощи будут найдены, а затем в годину гонений за христианскую веру снова будут утрачены, а потом будут вновь явлены народу.

Вскоре после октябрьского переворота большевики устроили неслыханное гонение на православие. Была развязана кощунственная кампания по вскрытию и изъятию святых  мощей.

Мощи святого Серафима Саровского исчезли в 20-е годы. И только в 1991 году они были обнаружены в запасниках Музея истории религии и атеизма в Санкт-Петербурге. А потом они были перенесены в Москву и установлены в Богоявленском кафедральном соборе. Из этого собора, куда в течение нескольких месяцев безостановочно шли и шли православные верующие, началось продолжительное странствие святых мощей  по городам и весям - по пути из Москвы в Дивеево. Этот своеобразный всероссийский "крестный ход на колесах" (мощи  перевозили в микроавтобусе, за которым неотступно следовал автомобиль Патриарха) останавливался в городах и монастырях по пути следования, где  Алексий II служил литургию и совершались бесчисленные акафисты преподобному Серафиму.

1 августа 1991 года, в день памяти Серафима Саровского, его мощи были возвращены в Дивеевский монастырь, основанный преподобным Серафимом.

А теперь вернемся к удивительным исцелениям Серафима Саровского. Первое он совершил в 1823 году. Исцеленный М.В. Мантуров бросился к ногам подвижника. Но тот строго сказал ему: «Разве Серафимово дело мертвить и живить, низводить во ад и возводить? Что ты, батюшка! Это - дело единага Господа, который творит волю боящихся Его и молитву их слушает».

Да, тем и потрясает пример преподобного Серафима Саровского, что житием стала… просто жизнь, прожитая по собственному замыслу, цельно, без единого отступления. (Кто-нибудь из нас за всю свою жизнь видел в своем окружении хоть одного такого человека?) Бесспорно, на то была воля Божья. Но и поразительная воля человечья! Серафим достиг своей личной цели – исключительной близости к Богу. Но он обратил ее и на пользу людям: много лет на них щедро проливался ток чудесных исцелений, удивительных предсказаний и прозрений. Недаром великий русский философ Николай Федоров называл преподобного Серафима Саровского «народным святым».

Сказано удивительно точно. Вся жизнь отца Серафима была посвящена молитвенным трудам и подвигам подвижничества. Он стал живым примером всем монашествующим. При этом он сохранил доброту и любовь, посвятив себя не только Богу, но и не в последнюю очередь людям. Главной заботой Серафима Саровского было врачевание душ человеческих. Он не делал различия между бедными и богатыми. Все люди для него были равны. Молитва за людей, служение ближним стало для отца Серафима особым подвигом его жизни. Шли к нему и старые, и молодые, в одиночку и целыми семьями, чтобы получить совет или благословение. Шли за исцелением душевным и физическим. А кто не мог прийти, писал ему письма. Получая их, отец Серафим часто, не распечатывая конверта, знал их содержание и просил писать адресатам ответы, каждый раз говоря писцу: «Вот что скажи от убогого Серафима…» В его келье позднее обнаружили чуть ли не мешок нераспечатанных писем, авторы которых в свое время получили точные ответы.

После кончины старца в январе 1833 года люди приходили в пустынь поклониться его могиле: верили в его чудодейственную силу. Еще задолго до канонизации и прославления мощей старца Серафима народ считал его святым. Изображения Божьего угодника ставились на божницу и почитались наравне с иконами. Множество их разошлось по избам, по домам людей состоятельных. Отметим, что иконописное изображение Серафима Саровского писалось с его прижизненного портрета, сделанного художником Серебряковым (впоследствии иноком Саровской обители) за пять лет до кончины старца.

О чудотворениях Саровского старца в народе жило много устных преданий, сказов. Его жизнеописание создавалось всенародно.

Согласно ему, Серафиму не раз являлась Богоматерь. Но Серафим Саровский никогда не снимал большого нагрудного креста, которым благословила его путь в монастырь его земная мать, курская горожанка, нежно любимая им.

«В начале XIX века, – писал Н. Бердяев, – жил величайший русский гений – Пушкин и величайший русский святой – Серафим Саровский. Пушкин и св. Серафим жили в разных мирах, не знали друг друга, никогда ни в чем не соприкасались. Равно достойное величие святости и величие гениальности – несопоставимы, несоизмеримы, точно принадлежат разным бытиям. Русская душа одинаково может гордиться и гением Пушкина, и святостью Серафима. И одинаково обеднела бы она и от того, что у нее отняли бы Пушкина, и от того, что отняли бы Серафима».

                                                                                  Александр ЩЕРБАКОВ

 

   


Сопряжение
 К нашим зарубежным читателям
 Общество

Отзвук
 Злоба дня

Это мы
 Портреты

Обстоятельства
 Горожане

Обыкновения
 Даты
 Нравы

Здравствуйте!
 Медицина

Галерея
 Имена

Досуги
 Разное

Напоказ
 Творчество

Улыбка
 Юмор

Почитать
 Литература

Гласность
 Россия

В начале
 Основы всего

Татьяна
 Женские вопросы

Спорное
 Гипотезы

Так и есть
 Истинно

Добро пожаловать
 Собратья

Без преград
 Наши в Америке
 Наши в Ираиле

Диссонанс
 Несогласие

Иные
 Не мы
     
Распродажа культурных файлов FILE-SALE.RU. Новинки: